За 6 месяцев 2009 года количество преступлений, связанных с изготовлением поддельных денег, увеличилось на 6%.

Как отличить фальшивую тысячную купюру от настоящей, в какой валюте предпочитают брать взятки московские чиновники, и какой регион работники Департамента по экономической безопасности МВД считают «филиалом Госзнака», – обо всем об этом в интервью GZT.RU рассказал Сергей Скворцов, начальник 4 отдела ОРБ №7 ДЭБ МВД.

- Сергей Федорович, почему фальшивомонетчики полюбили тысячные купюры?

- Это сейчас самая ходовая банкнота. В связи с инфляцией пятисотрублевые купюры печатают меньше, десятки еще меньше. А купюра в пять тысяч не так часто ходит, и граждане очень внимательно смотрят на эту банкноту, потому что это все-таки большие деньги.

- Насколько хорошо подделывают тысячные купюры? Можно ли отличить фальшивку без использования специального оборудования?

- Основные элементы тысячной купюры преступники научились подделывать. Поэтому надо быть очень внимательным, когда берешь эти деньги. Необходимо обращать внимание на медведя (эмблема Ярославля) – на фальшивках он не переливается. В остальном – водяные знаки подделывают, научились подбирать бумагу, чтобы она «хрустела». Если бумага плохая – деньги становятся как ватные. А вообще, по рублевым банкнотам пока не было выявлено «суперподделок».

- А существует ли своеобразный центр по производству фальшивых денег?

- В Северокавказском регионе стоит все оборудование, которое печатает поддельные деньги. Мы его называем «филиал Госзнака». Там есть разные подделки, зависит от уровня оборудования. Профессиональные группировки, связанные с экстремизмом, как правило, они вакхабистского толка, располагают очень хорошим оборудованием. Хотя для них печатание подделок, скорее, не средство зарабатывания денег, а борьба с идеологией, против которой они выступают.

- Какие суммы удается изымать при задержании?

- Только вчера мы задержали в Москве группу и изъяли порядка миллиона поддельных рублей. В Самаре по двум уголовным делам изъяли сумму больше миллиона рублей. Таким образом, только на трех уголовных делах получается порядка трех миллионов.

В конце 2008 года мы проводили операцию, в результате которой взяли оборудование и изъяли уже напечатанные деньги на сумму 13 млн. рублей. В год мы, в среднем, изымаем до 300 млн рублей. При этом, криминология говорит о том, что фальшивомонетничество – латентное преступление, и выявляется, в среднем, одна треть.

- Как часто люди обращаются в правоохранительные органы, обнаружив подделку?

- Зачастую люди не знают, что им подсунули фальшивку. Но если обнаруживают, нередко не хотят с ними расставаться, потому что жалко денег. Несколько лет назад у нас было уголовное дело в Ростовской области и Краснодарском крае – люди продавали машины, а им взамен давали фальшивые рубли. Доказательства были собраны по десяти машинам – представляете, десять человек вместо денег получили «фантики»!

- Преступники работают группами?

- Фальшивомонетничество в современном мире – это все организованная преступная группа. Причем, роли в ней строго распределяются: одни печатают деньги, их очень серьезно охраняют, конспирируют, есть также организаторы сбыта, есть перевозчики. В мае Госдума приняла поправки в статье 186 УК, там криминализировали хранение и перевозку с целью сбыта. И эта статья уже начала работать.

- А как сбывают фальшивые деньги?

- За это отвечают отдельные люди, причем, часто сбытчик даже не знает, где печатают деньги. Преступники, получив партию поддельных денег, находят людей, которые хотят подзаработать. Каждый человек, участвующий в цепочке, накидывает свой процент. Например, сбытчик отдает мне под 10-15%, я отдаю вам, вы – Маше – она Даше, и так далее, и каждый зарабатывает порядка 5%. Сбытчики либо продают деньги как товар, либо меняют в ларьках, например, покупают пачку сигарет, и идет размен.

- А как часто российские группировки взаимодействуют с фальшивомонетчиками за границей?

- Проблема международной преступности, конечно, существует, и она имеет тенденцию к росту. Сейчас преступники ищут каналы поставки фальшивых евро в Россию.

- Много фальшивых евро удается изъять?

- Когда в 2002 году ввели евро, мы за первый год изъяли всего 13 банкнот европейской валюты. Сейчас, конечно, изымаем гораздо больше. Часть фальшивых денег привозят из поездок граждане. Кроме того, бандиты ищут каналы сбыта. К примеру, два года назад была проведена операция нашими коллегами из Федеральной службы безопасности, задержали преступников в Ростовской области при продаже фальшивых евро на сумму 72 тыс. евро. Мне тогда звонили из Гааги, кураторы из штаб-квартиры Европола, которые не могли найти на карте город Шахты, где было раскрыто это преступление.

- А в России научились подделывать евро?

- Нет, пока в России евро не изготавливают. Доллары, рубли – да, евро – нет. Опыта нет, и спроса тоже. Хотя спрос последнее время стал расти. Как ни странно, на это влияют взятки. Некоторые предприимчивые люди стараются дать взятку фальшивыми деньгами, полагая, что мздоимец не пойдет жаловаться. Кстати, московские чиновники уже все взятки берут только в евро. И то, что раньше стоило 100 долларов теперь обходится в 100 евро. Таким образом, коррупция влияет на увеличение поставки евро в Россию.

- Может рассказать случай, который вас удивил?

- Меня вообще очень сложно удивить. Но в 2006 году мы проводили операцию в Дагестане и забрали оборудование, которое печатало доллары, изъяли фальшивок на сумму 300 тыс. долларов. Оборудование представляло собой кустарные механизмы, очень простые. Но когда мы на международном совещании нашим американским коллегам из секретной службы показали фотографии, американцы были поражены умением российских граждан изготавливать допотопные приборы, которые печатают такие хорошие доллары.