Черный сентябрь российской экономики

Нынешний сентябрь имеет все шансы стать «черным» для российской экономики – на этот месяц приходится большинство мрачных прогнозов, которые в совокупности можно охарактеризовать как начало второй волны кризиса.

На днях к предсказанной рядом экспертов девальвации рубля и падению нефтяных цен добавилась еще одна угроза: согласно докладу Федеральной службы по труду занятости (Роструд) и Всемирного банка, в сентябре страну ждет новый всплеск безработицы.

Весной 2009 года российские власти не раз говорили о стабилизации на рынке труда. Статистические данные, на первый взгляд, подтверждали, что угроза массовой безработицы отступила. По данным Росстата, рассчитанным по методике Международной организации труда (МОТ), к концу мая 2009 года по сравнению с февралем количество безработных снизилось на 8,4%, (с 7,1 млн до 6,5 млн человек). В Роструде считают, что безработных в стране больше – порядка 7,7 млн человек – но также отмечают тенденцию к снижению.

Но выводы обеих госструктур неутешительны: наблюдаемый спад безработицы носит сезонный характер – в весенне-летний период много сезонных и вахтовых работ. С сентября это временное снижение сменится новым всплеском безработицы. Помимо сезонных рабочих, армию безработных пополнят выпускники профессиональных училищ и ВУЗов: в 2009 году учебные заведения выпустят 2,5 млн человек, чья доля на рынке труда будет колебаться в пределах 2-3%. Кроме того, если первая волна кризиса ударила по работникам обрабатывающей промышленности, строительного сектора, торговли и финансового сектора, то теперь, по словам главы Роструда Юрия Герция, под ударом окажутся занятые в сфере производства и распределения энергии, газа и воды, то есть тех отраслей, которые до последнего времени считались относительно благополучными. В итоге, в конце 2009 года, по оптимистичным прогнозам (Минздравсоцразвития), армия безработных будет насчитывать 8-9 млн человек, по пессимистичным (независимые эксперты) – 10-12 млн человек.

Осуществимость этих прогнозов напрямую увязана с тем, насколько верно экспертам удается оценить ближайшие перспективы российской экономики. Анализ основных экономических трендов свидетельствует в пользу дальнейшего роста безработицы.

Надеждам российского руководства на скорое завершение кризиса и начало восстановление российской экономики, скорее всего, суждено остаться несбыточными, хотя второй квартал 2009 года и давал некоторые поводы для оптимизма. Цены на нефть перешагнули отметку в $70 за баррель, рубль укрепился к доллару примерно на 11%, а инфляция замедлилась до 12,8% в годовом выражении.

Независимые эксперты не только не прогнозируют скорого «отскока» российской экономики, но предрекают ей дальнейшее сползание. Так, компания ФБК прогнозирует по итогам нынешнего года падение промышленного производства на уровне 15-20%, и снижение ВВП в пределах от 10% до 15%. В 2010-м, по оценке той же компании, негативная тенденции сохранится – ВВП снизится еще на 2-3%, промышленное производство – на 4%.

Оправдан ли такой пессимизм? Скорее всего, да. Эксперты Высшей школы экономики, например, подчеркивают: до сих пор антикризисная программа правительства не оказала значимого влияния на основные экономические показатели. Падение внутреннего спроса не дает оснований надеяться на возобновление промышленного роста, банковская система накапливает «плохие» долги и сокращает кредитование населения, что оборачивается еще большим снижением спроса. А у властей по-прежнему нет внятной комплексной программы по борьбе с кризисом, отсюда и отмеченный специалистами ВШЭ эффект, когда вроде бы правильные в каждом отдельном случае меры в комплексе противоречат друг другу.

Похоже, главные надежды российские власти все-таки связывают с возвращением эпохи высоких нефтяных цен. И напрасно. Нынешнее подорожание «черного золота» связано не с потребностью мировой промышленности, а с маневрами стран ОПЕК и активностью спекулянтов, которые воспользовались низкими ценами, чтобы запастись сырьем впрок. Но снижение добычи странами ОПЕК уже во многом компенсировано увеличением поставок из Бразилии и России, а мировые запасы нефти достигли максимальной отметки за последние 19 лет. Компаниям уже не хватает наземных нефтехранилищ, и они вынуждены арендовать для этих целей танкеры. Зато реальный спрос оказывается хуже самых осторожных прогнозов – по итогам 2009 года его падение по сравнению с 2008-м может достичь 3 млн баррелей в сутки. Неизвестно, найдется ли в ближайшее время применение запасенной нефти. Если нет, то прогнозы о возможном падении цены нефти до $50 за баррель (а согласно оценкам пессимистов, и до $20 за баррель) вполне могут стать реальностью.

Вывод прост – дальнейшее падение экономики, а значит, и рост безработицы весьма вероятны. Причем показатели безработицы в 9 млн и даже 12 млн человек, могли бы быть значительно выше, если бы российские компании не пытались маскировать проблему. Слова чиновников о том, что рынок труда адаптируется к спаду производства, по сути, скрывают рост так называемой скрытой безработицы.

На фоне грозных заявлений властей о недопущении необоснованных увольнений, владельцы предприятий предпочитают отправлять сотрудников в неоплачиваемые отпуска, переводить на неполный рабочий день. По оценке Роструда, в среднем 6% российских предприятий перевели своих сотрудников на неполный рабочий день, в обрабатывающей промышленности этот показатель достигает 26%, в строительном секторе – 17%, в транспорте и связи – 14%. Порой работодатели предпочитают в целях экономии просто снижать зарплату сотрудников. Так, за последний год в строительном секторе реальная зарплата снизилась на 15%, в обрабатывающей промышленности – на 10%, в добыче полезных ископаемых – на 5%. И такой подход позволяет, не решая проблему, скрыть ее масштабы: во-первых, он улучшает показатели на рынке труда, во-вторых - снимает нагрузку с федерального бюджета.