Зачем России ВТО?

Россия по новой начинает переговоры о вступлении в ВТО – на этот раз в составе Таможенного союза. От того, что ее членство в организации откладывается на неопределенный срок, российский бизнес больше выиграет, чем потеряет, сходятся во мнении эксперты. В кризис России нужна свобода для маневра. К тому же и сама ВТО кризис может не пережить.

Переговоры представителей Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана с представителями ВТО состоятся на следующей неделе в Женеве, сообщил директор департамента торговых переговоров Минэкономразвития Максим Медведков. «В Женеве будут определяться подходы к продолжению процесса присоединения стран Таможенного союза и Таможенного союза к ВТО», – сказал он. Решение о прекращении отдельных переговоров России с ВТО отодвинет процесс вступления на неопределенное время, полагают эксперты. Но России это даже на руку, сходятся они во мнении: хотя решение и было продиктовано исключительно политическими причинами, оно принесет реальный экономический эффект.

16 лет Россия просилась в ВТО, а сейчас, благодаря кризису, стало понятно, что это нам не нужно. «Для российского правительства это был скорее вопрос престижа, – говорит главный экономист ING Group Татьяна Орлова. – В условиях кризиса нам членство в ВТО невыгодно, России нужна свобода для маневра». А для стран ВТО Россия нужна только «как рынок сбыта и как поставщик сырья», считает Александр Осин, главный экономист УК «Финам менеджмент».

И в докризисные времена очевидные преимущества вступление в ВТО сулило разве что российским металлургам и производителям удобрений, получавшим свободный доступ на внешние рынки. А вот агропром, автопром, гражданская авиация, финансовый сектор оказывались под ударом, поскольку не способны конкурировать с западными компаниями.

Сейчас в условиях кризиса Россия, не будучи членом ВТО, может заниматься протекционизмом – увеличивать ввозные тарифы на автомобили, ограничивать ввоз куриных окорочков и других продуктов, которые могли бы «задавить» российские товары, говорит Орлова. «Если Россия не вступит в ВТО, российский бизнес ничего не потеряет, – аргументирует она. – Наш экспорт в основном – это сырьевые товары. Товаров с высокой добавленной стоимостью мы экспортируем мало. Единственный плюс для российских производителей, если бы мы вступили в ВТО, – им бы стало легче разрешать споры по антидемпингу».

«Газета.Ru» опросила участников рынка о том, что сулит им отказ от ВТО. «Это не изменит тренд, – говорит директор Института аграрного маркетинга Елена Тюрина. – Если бы вступили, наоборот возникли бы сложности». Это затормозило бы рост российского производства.

«Решение не вступать в ВТО – это самое лучшее, что могло быть сделано для российского сельского хозяйства», – довольна Тюрина.

«Для российского сельского хозяйства ВТО точно не нужно, – согласен и Александр Никитин, глава агропромышленного холдинга «Мираторг». – Мы ничего не теряем». Сейчас мясной рынок защищен квотами, поэтому давления со стороны импорта производители не чувствуют, радуется Никитин.

«Мы сейчас страдаем от перепроизводства молока. Куда-то эту продукцию надо девать, – разделяет эту точку зрения председатель Национального союза производителей молока Андрей Даниленко. – Наша задача – чтобы мы могли защитить нашего производителя».

Правда, эксперты опасаются, как бы чиновники не перегнули палку и дело не дошло до изоляции. «На молочном рынке уровень либеральности доступа иностранных товаров на рынок РФ значительно мягче доступа наших товаров на рынки иных европейских стран, – поясняет Владимир Лабинов, исполнительный директор Российского союза предприятий молочной отрасли. – У нас сейчас крайне невелик шанс торговать в других странах, а в условиях изоляции торговать на внешнем рынке крайне сложно. При полном отказе от переговоров мы можем потерять европейские рынки».

У российских производителей алкогольной продукции свои счеты с ВТО.

«Вступление» России в ВТО уже нанесло вред российской алкогольной промышленности, привело к кризису 2006 года на алкогольном рынке, напоминает Вадим Дробиз, директор Центра исследования федерального и регионального рынков алкоголя. «Греф так торопился «вступить» в ВТО, что спровоцировал кризис (в отрасли. – «Газета.Ru»). Раньше у нас была в каждом регионе своя система контроля рынка – акцизные склады, – говорит он. – Для вступления в ВТО нужно было создать единую систему контроля – и так появилась ЕГАИС, вызвавшая коллапс рынка».

«Отказались от ВТО, и слава богу», – резюмирует Дробиз. Для водочной отрасли вступление в ВТО прошло бы безболезненно – где-где, а в производстве водки мы конкурировать умеем. Но зато это «убило бы нашу винодельческую и виноградарскую отрасли – потому что наше вино неконкурентоспособно по цене», объясняет эксперт, нам нужно развивать собственное виноделие.

Кто бы точно не пережил вступления в ВТО, так это отечественный автопром. Вот где государство не стесняется проявлять протекционизм – и запретительные пошлины на ввоз подержанных иномарок, и льготные автокредиты для поддержания отечественного производства.

Гиганту отрасли «АвтоВАЗу», впрочем, ничего не помогало в предыдущие годы. Но российский автомобильный рынок – мечта для иностранных производителей. Его объемы и темпы роста колоссальны: в 2008 году объем составил $70 млрд по сравнению с $54 млрд в 2007 году.

Иностранные автопроизводители изо всех сил стремятся в Россию, говорит замгендиректора «Автостата» Сергей Удалов. Но благодаря протекционистским мерам правительства сейчас им выгоднее заниматься не прямым импортом, а производством и сборкой в России.

Всего в 2008 году в стране было продано более 2,8 млн автомобилей. Из них 2,1 млн – иномарки, из которых 600 тыс. собрано в России. «В последний месяц мне много пришлось общаться с представителями сборочных производств в России (Toyota, Ford, Volkswagen), – делится впечатлениями Удалов. – И для них российский рынок настолько перспективен, что даже в сложные кризисные времена больше половины этих производителей не собираются сокращать объемы инвестиций в заводы в России». Так что от отказа от ВТО автопром однозначно выигрывает, полагает он.

Индустрии авиаперевозок и авиастроения во вхождении в ВТО также видят больше негатива, чем преимуществ. Вступление в торговую организацию сняло бы ряд ограничений на работу иностранных авиакомпаний, а это привело бы к «усилению конкуренции для российских авиаперевозчиков», – говорит аналитик Rye, Man & Gor Securities Ленар Хафизов. После вступления в ВТО Россия должна будет существенно сократить пошлины на ввоз зарубежной авиатехники, что крайне негативно отразится на пока еще не окрепшей отечественной авиастроительной отрасли и может привести к ее полному краху, объясняет эксперт. Впрочем, снижение пошлин на импортную технику могло бы помочь авиаперевозчикам, которые вынуждены сегодня существенно переплачивать за приобретаемые иностранные самолеты.

Более или менее спокойно к новости отнеслись банкиры и страховщики. На их рынки кто хотел прийти, уже пришел. С банками вопрос давно решен – ЦБ допустил на рынок только «дочки» иностранных банков, которых российский регулятор сможет контролировать отсюда. И в этом процессе прихода глобальных банков есть плюсы, отмечает Юрий Амвросиев, заместитель начальника финансово-экономического департамента Русского банка развития: «При желании зарубежных банков иметь дочернюю структуру в России им придется либо создавать ее с нуля, либо покупать уже действующие российские банки. Отсюда следует приток капитала в страну и создание новых рабочих мест».

На работе страхового рынка отказ от вступления в ВТО также сильно не отразится, полагает Алексей Зубец, руководитель центра стратегических исследований СК «Росгосстрах», хотя здесь как раз Россия согласилась допустить филиалы иностранных компаний после вступления в ВТО. «Все крупные иностранные страховщики уже работают здесь, – говорит он. – Поэтому они не нуждаются в особых условиях (лазейках) для проникновения на российский рынок». Из четырех крупнейших компаний, работающих в России, три – иностранные: «Альянс-Росно» (Германия), «РЕСО-Гарантия» – AXA (Франция), Ингосстрах-PPF+Generalli (Чехия+Италия) и «Росгосстрах», где нет иностранных акционеров.

Расстроен только Алексей Портанский, директор информационного бюро по присоединению РФ к ВТО.

«На торговлю со странами – членами ВТО приходится 88% торгового оборота России. На оборот внутри таможенного союза – не больше 10%», – говорит он.

Риски от ВТО для отечественного производителя он считает раздутыми: ни одна отрасль российской экономики не пострадает от присоединения России к ВТО, так как импортная таможенная пошлина будет снижаться постепенно, переходный период будет составлять от 2 до 7 лет. Но возможны риски для отдельных предприятий, признает он.

«Если Россия не вступит в ВТО, выиграет только теневой бизнес, – убежден Портанский. – Ущерб, который нанес легкой промышленности Черкизовский рынок, перекрывает в сотни раз негативный эффект от вступления в ВТО».

А теперь «наша задача – выстроить таможенный союз, снять все внутренние ограничения и проблемы, особенно с Белоруссией», говорит он, отмечая, что «президент Белоруссии – человек непредсказуемый». С Казахстаном проблем не будет, наши тарифы близки: «Возможно, создание таможенного союза решит проблему пересечения российско-казахской границы грузовым транспортом. Пока это занимает два дня».

От новых соседей возможны сюрпризы, предупреждает Тюрина. «Казахстан – сильный игрок на рынке зерна. У него стратегия на увеличение зерновых структур на российском и мировом рынках, – говорит эксперт. – А белорусы развивают рынок молока и молочной продукции». Причем белорусские продукты дешевле и при снижении спроса они могут давить ценой на наших производителей, предупреждает она.

Впрочем, ряд экспертов вообще сомневается, что сама ВТО переживет кризис. «Я не исключаю, что он вообще разрушит систему ВТО, – говорит Дробиз. – Каждая страна сейчас будет решать проблемы внутри своих границ – так легче защитить свою экономику».

С ним согласен эксперт АКГ «Развитие бизнес-систем» Алексей Калинин: «Несмотря на все усилия, громкие заявления на международных саммитах, в мире продолжается усиление протекционизма».