Международные резервы Центробанка с каждой неделей тают все быстрее. За прошлую неделю они уменьшились на рекордные $31 млрд. В последнее время такие потери ЦБ нес в течение целого месяца. Всего же с 8 августа, когда было достигнуто их максимальное значение - $597,5 млрд, резервы похудели уже более чем на $112 млрд. Виной тому резкое падение курса основных мировых валют (кроме японской иены) к доллару, массовая распродажа валюты нашим Центробанком для поддержки курса рубля и антикризисные меры правительства.

  • От сильного доллара плохо всем

На прошлой неделе два первых фактора достигли апогея. Евро за неделю ослаб к доллару на 6%, что было рекордным даже на фоне роста американской валюты с августа. "Теоретически потерю половины той суммы, на которую похудели резервы ЦБ, можно объяснить изменением обменного курса евро/доллар," - говорит руководитель отдела экономического анализа аналитического управления МДМ-банка Николай Кащеев. Он напоминает, что доля активов в евро в составе резервов - около 45%, что приводит к величине потерь около $14,5 млрд. Кстати, в последние годы ЦБ последовательно уменьшал долю долларов в золотовалютных резервах. "Если в середине 2005 года в долларах держали 65% резервов, то в середине 2006 года лишь 50%. А в августе 2008 года доллар занимал лишь 49%", - пояснил аналитик ФК "Уралсиб" Владимир Тихомиров.

В компании "Ренессанс-капитал" также полагают, что падение евро к доллару стало главной причиной снижения международных резервов. "На той неделе мы наблюдали очень мощное движение в паре доллар-евро, и изменение курса могло привести к потере около $15 млрд", - говорит аналитик компании Николай Подгузов. Еще около $15 млрд, по его оценкам, ЦБ мог потратить на валютном рынке, продавая доллары. "Это была самая неблагоприятная неделя с точки зрения атаки на рубль, - рассуждает эксперт. - Как раз в этот период прошел первый беззалоговый аукцион ЦБ, где банки взяли 387,73 млрд рублей 20 октября и 68 млрд рублей 23 октября. Есть подозрение, что часть этих денег могла быть использована на спекулятивные операции".

У экономиста банка "Траст" Евгения Надоршина другие расчеты. По его мнению, из-за значительного снижения евро и фунта по отношению к доллару резервы потеряли около $10 млрд. Объем валютных интервенций ЦБ эксперт оценивает также в сумму около $15 млрд.

"Нагрузку на резервы увеличивают спекулянты, играющие на понижение курса рубля, занимая "длинные" позиции по долларам", - соглашается с коллегами начальник отдела анализа регионов инвестиционного департамента Промсвязьбанка Андрей Бобовников. Помимо колебаний курса валют и поддержки Центробанком рубля причиной, по которой таят резервы ЦБ, он называет сокращение притока валютной выручки из-за снижения мировых цен на нефть.

  • ВЭБ-потрошитель

Опустошают золотовалютные резервы и антикризисные меры правительства. Напомним, что для борьбы с призраком финансового кризиса государство приняло решение выделить Внешэкономбанку из резервов ЦБ $50 млрд. На эти деньги ВЭБ будет кредитовать российские компании и банки, испытывающие проблемы с возвратом иностранных займов. Кроме того, на депозитах ВЭБа окажется 625 млрд рублей ($25 млрд) из Фонда национального благосостояния, средства которого являются частью золотовалютных резервов. Из 625 млрд рублей меньшая часть - 175 млрд - пойдет на выкуп акций и облигаций отечественных компаний, а большая - 450 млрд - на субординированные кредиты банковской системе.

ЦБ выделяет деньги ВЭБу частями. График траншей держится в секрете. Но известно, что ВЭБ уже потратил 25 млрд рублей на покупку ценных бумаг российских компаний. Также до ВЭБа дошла часть денег, которые он раздаст банкам в виде субординированных кредитов.

ВТБ уже получил первый транш от ВЭБа 23 октября 2008 года на сумму 100 млрд рублей. Второй транш кредита будет выдан банку до конца ноября 2008 года. Россельхозбанк получил кредит в полном объеме, то есть 25 млрд рублей.

Основной вопрос - получил ли ВЭБ деньги на перекредитование отечественных предприятий и банков. Во Внешэкономбанке вчера ответа дать не смогли. Между тем на этой неделе наблюдательный совет госкорпорации одобрил кредитные заявки на $10 млрд. И если ВЭБ не получал эти деньги на прошлой неделе, то причин для роста резервов по итогам недели нынешней и будущей не имеется никаких. Между тем ЦБ в начале следующего года может выделить ВЭБу дополнительные средства на помощь финансовому и реальному сектору экономики. Таким образом, мировой финансовый кризис, не сказывающийся пока на темпах роста российской экономики, может заметно опустошить накопленные за годы высоких нефтяных цен золотовалютные резервы страны.

  • На сколько хватит золотовалютных резервов?

Павел Медведев / член комитета Госдумы по финансовому рынку (фракция «Единая Россия»), член Национального банковского совета, доктор экономических наук:

- Одновременно с этим вопросом нужно задавать еще один: в каких условиях эти золотовалютные резервы будут использоваться? А эти условия абсолютно непонятны. Поэтому я сформулировал бы ответ следующим образом: если будет совсем плохо, то есть нефть будет стоить, скажем, порядка $40-50 за баррель и так будет продолжаться в течение двух-трех лет, то на это время запасов хватит. Однако думаю, что такая ситуация малоправдоподобна. Скорее всего, этого не будет, потому что те меры, которые сейчас предпринимаются во всем мире, более или менее адекватны. Причем они направлены на то, чтобы не допустить рецессии, чтобы не допустить падения производства – нигде, не только в США. Поэтому надеюсь, что если рецессия и будет, то недолгая. После чего мир начнет возрождаться в экономическом смысле. А следовательно, и природные ресурсы окажутся вновь востребованными.

Алексей Ведев / гендиректор аналитической лаборатории «Веди», директор Центра стратегических исследований Банка Москвы:

- Моя позиция заключается в том, что сейчас необходимо решить все имеющиеся проблемы, то есть, что называется, купировать кризис. А потом структурно посмотреть, что мы будем делать дальше: как мы будем развиваться, какими темпами будет расти банковская система, какая будет заемная политика у российских компаний и кто ее будет финансировать. В общем, я бы ответил так: без сомнения, золотовалютных резервов хватит на то, чтобы решить текущие вопросы. Но, на мой взгляд, они не должны рассматриваться в качестве источника для банковского кредитования населения и предприятий.

Антон Струченевский / старший экономист ИК «Тройка Диалог»:

- А у вас есть калькулятор? Хотя, говоря так, я конечно шучу. На самом деле, вопрос действительно очень важный. Потому что подобного рода политика, в частности, политика поддержки курса рубля при столь неблагоприятных внешних условиях, при столь неблагоприятном платежном балансе оправдана только в одном случае: если есть обоснованная надежда, что платежный баланс улучшится в будущем. То есть, на то, что сейчас мы переживаем неприятные времена, у нас есть резервы, которые мы сейчас потратим, поддерживая обменный курс, но потом все нормализуется. А состояние платежного баланса может улучшиться либо благодаря улучшению состояния торгового баланса, либо благодаря притоку иностранных инвестиций. Но по крайней мере на полгода на притоке иностранных инвестиций можно поставить крест. Да и насчет торгового баланса тоже есть вопросы. Ведь цены на нефть должны начать интенсивно расти, что, конечно, возможно, однако вопрос, когда это произойдет. То есть возникает слишком много «если», и все начинает напоминать игру в казино. А потому я, честно говоря, думаю, что сегодня ЦБ упустил хороший момент пойти на некоторую девальвацию рубля, которая была бы абсолютно никому не заметна. Центробанк вполне мог бы взять и зафиксировать рубль против доллара (а именно это очень важно для населения и для многих инвесторов), но допустить при этом ослабление его против евро. Тогда бы это означало некоторую девальвацию рубля против бивалютной корзины, но не вызвало бы панических настроений.

Евгений Надоршин / старший экономист ИБ «Траст»:

- Надолго. Ведь в последние несколько дней объем интервенций ЦБ резко снизился. То есть, по нашим оценкам, в понедельник речь шла примерно о миллиарде, во вторник их вообще не было, в среду – снова миллиард, а в четверг – снова ничего. Поэтому не исключено, что середина октября окажется пиком.