Росбанк работает без тайн

Знаменитое восклицание «А она у нас есть?» Владимира Путина о банковской тайне последовало несколько лет назад в качестве ответа на вопрос Михаила Алексеева. Алексеев тогда работал зампредом правления Росбанка. Вряд ли Прохоров желал такого бывшему, но все же собственному детищу. А один из руководителей Росбанка лишь отметил, что ни один банк в России еще не сталкивался с таким клиентом на отчетную дату.

Если Росбанку ничего не оставалось, кроме как назвать вкладчика, получается забавно: когда банки Лихтенштейна лишаются состоятельных клиентов из-за утечки данных, их российские коллеги могут лишиться клиентов из-за соблюдения закона. Даже по мировым меркам Росбанк не самый маленький. А значит, российские миллиардеры могут задуматься, как сохранять конфиденциальность при ужесточении антиотмывочных законов. Топ-менеджеры Росбанка неоднократно подчеркивали, что доступ к сведениям о счетах ограничен даже для них самих. И вдруг банк раскрывает сведения о состоянии счета Михаила Прохорова, как утверждают его представители, без согласия бизнесмена. И такое происходит с крупнейшим клиентом (ни один вкладчик в России не размещал на депозите 67 млрд руб. как физическое лицо).

Прохорова сейчас с Росбанком связывают лишь клиентские отношения. Да и особого секрета банк не раскрыл — о солидном притоке вкладов было известно из предыдущей отчетности. Тем не менее юристы Прохорова пообещали разобраться в ситуации. Вряд ли эта история будет приятной для банкиров. Росбанк — один из главных держателей счетов состоятельных клиентов. А они окажутся не в восторге от истории с Прохоровым. Но ведь именно ужесточение законодательства привело Росбанк к дилемме, о которой Путина предупреждал Алексеев. «Раскрывать имя вкладчика банк не вправе. Но он обязан указать крупнейших кредиторов, даже если это физлица», — уверяет топ-менеджер банка, который недавно столкнулся с похожей ситуацией. Для него очевидно, что рисковать лицензией банк в такой ситуации не станет. Вопрос в том, будут ли бизнесмены оставлять солидные суммы на счетах в России, дабы деньги работали внутри страны.