Уже вторую неделю суд Нью-Йорка рассматривает дело главы обанкротившейся криптовалютной биржи FTX Сэма Бэнкмана-Фрида. Ему грозит 115 лет тюрьмы по обвинению в организации одного из самых крупных финансовых мошенничеств в истории. Процесс с каждым заседанием становится все более напряженным. Ради чего бывший криптомиллиардер лишился знаменитых кудрей, как обманывал кредиторов и собирался стать президентом США — в материале «Компании».

Процесс по делу Бэнкмана-Фрида стартовал 3 октября в суде Нью-Йорка. На первом заседании журналисты заметили, что в тюрьме бизнесмен заметно похудел и лишился знаменитых кудрей, однако вел себя достаточно спокойно, постоянно совещался со своими пятью адвокатами и что-то печатал на ноутбуке. Судебный процесс должен занять шесть недель.

Бэнкману-Фриду предъявляют восемь пунктов обвинения, среди которых мошенничество и сговор с целью отмывания денег. Он полностью отрицает свою вину.

Судьей выступает окружной судья США Льюис Каплан, который до этого председательствовал на не менее громких слушаниях: дела заключенных Гуантанамо, преступного клана Гамбино, принца Эндрю и бывшего американского президента Дональда Трампа. 

Стремительное падение

31-летний Бэнкман-Фрид еще недавно был одним самых богатых людей мира, однако осенью 2022 года за 48 часов он потерял большую часть своих накоплений. Его главный актив — криптобиржа FTX — объявила о банкротстве.

Крах одной из крупнейших площадок с оценкой в $32 млрд начался с расследования портала CoinDesk, аналитики которого обвинили FTX в нецелевом использовании денег клиентов. Со счетов FTX пропало более $8 млрд клиентских средств.

Источники утверждали, что FTX инвестировала в аффилированную с ней Alameda Research средства пользователей биржи без их ведома. Alameda в периметре империи Бэнкмана-Фрида занималась выпуском и управлением цифровых активов для компаний и инвесторов. Также компания была одним из крупнейших маркетмейкеров для ряда бирж, включая BitMEX и OKEx.

В результате банкротства обеих компаний более миллиона человек остались без денег, поскольку не успели вывести их с площадки. Глава Binance Чанпэн Чжао утверждал, что крах FTX «серьезно подорвал» доверие ко всему крипторынку и может вызвать усиление контроля со стороны регуляторов.

Топ-свидетели

На втором заседании 4 октября выступил первый ключевой свидетель — экс-сотрудник FTX и Alameda Research Адам Едидия.

Едидия сначала работал в Alameda, а в 2021-м перешел в FTX на позицию разработчика. Работа на биржу оказалась для него довольно прибыльной: Едидия жил на Багамских островах в шикарном особняке, который Бэнкман-Фрид купил для него за $30 млн.

Однако он выяснил, что деньги клиентов FTX хранятся на счетах Alameda. Позже биржа открыла отдельный счет для пользовательских депозитов, но все равно большую часть хранила на счетах аффилированной компании. Помимо этого, Едидия обнаружил, что долг Alameda перед биржей составлял $8 млрд, что значительно выше, чем озвучивало общественности руководство. Разработчик сообщил об этом Бэнкману-Фриду, но тот заверил его, что все под контролем.

Третье заседание 5 октября открыл Ван, который ранее признался в обмане инвесторов и финансовых махинациях. По его словам, Alameda могла выводить деньги с FTX практически в неограниченном объеме. Об этом знал и Бэнкман-Фрид, и другие топ-менеджеры, а вместе с ними и глава Alameda Кэролайн Эллисон. Все они врали общественности об истинном положении дел в компании, утверждал Ван.

Согласно его показаниям, Бэнкман-Фрид проинструктировал Ванна о том, что отрицательный баланс Alameda не должен превышать выручку FTX, но это правило вскоре перестало работать. За несколько месяцев до краха биржи обязательства Alameda перед ней составляли уже $14 млрд, отмечал Ван.

Обвинить за 30 секунд

Показания Едидии и Вана были вполне серьезными, однако зрители ждали появления в суде 28-летней главы Alameda и бывшей девушки Бэнкмана-Фрида Кэролайн Эллисон. Она уже признала вину, поэтому на следующем заседании 10 октября выступала в качестве свидетеля обвинения.

Ожидания публики оправдались: на заседании Эллисон вела себя сдержанно, отвечала громко и четко и спустя всего 30 секунд после начала выступления обвинила экс-бойфренда в махинациях, отмечали журналисты Business Insider.

Она признала, что имела неограниченный доступ к депозитам клиентов FTX, и добавила, что некоторая часть средств перетекала сразу на банковские счета Alameda. По словам Эллисон, право на пользование клиентскими депозитами дал сам Бэнкман-Фрид, когда был гендиректором Alameda. По его же приказу Эллисон отправляла банкам поддельные отчеты, чтобы скрыть шаткое положение компании.

Такая ситуация ее «несколько беспокоила», поскольку ни клиенты, ни инвесторы о такой договоренности не знали. Бывшая возлюбленная бизнесмена утверждала, что от вопросов об отчетах по сомнительным операциям Бэнкман-Фрид отмахивался, будучи уверенным, что аудиторы просто не обратят на это внимания.

Токен FTT бизнесмен придумал, когда возникли проблемы с новыми кредиторами. Он бесплатно передал 60-70% эмиссии монеты Эллисон и поручил ей тайно покупать актив, если цена токена будет ниже $1. Благодаря огромному количеству FTT на балансе Alameda спокойно могла получить бессрочные займы от кредиторов вроде Genesis, поясняла Эллисон.

Не менее интересные подробности открылись, когда ее спросили об амбициях бизнесмена. Эллисон видела у Бэнкмана-Фрида стремление стать значимым игроком в мире бизнеса и политики: однажды экс-бойфренд признался ей, что вероятность «когда-нибудь стать президентом» для него составляет 5%. Бизнесмен воспринимал политические пожертвования как хорошую инвестицию, поэтому в 2020-м он вошел в топ-20 спонсоров президента США Джо Байдена, внеся $5,22 млн.

Жажда денег и отвага

Эллисон заметила, что Бэнкман-Фрид называл себя «по-настоящему нейтральным к риску». И если судить по ее словам, то действовал бизнесмен соответствующе.

По мере того как Alameda занимала все больше денег, ее обеспечение иссякало, но все же поддерживалось выпуском так называемых «Сэмкоинов» — криптовалют FTT, Serum, Maps и Oxygen. Эллисон назвала их неликвидом, но за их счет у компании был крупный источник срочного финансирования. Именно таким образом FTX получила $2,1 млрд для выкупа своих акций у Binance.

К концу 2021 года Бэнкман-Фрид захотел оперативно занять «как можно больше средств», поэтому вопреки высоким рискам попросил Эллисон подготовить «миллиарды» на венчурные инвестиции — так появилась FTX Ventures.

По свидетельству Эллисон, долги Alameda продолжали расти и в прошлом году, причем появлялись даже те, о которых она не подозревала. Например, только в мае, как выяснила Эллисон, на сомнительные инвестиции и политические взносы было потрачено $5 млрд.

При этом Эллисон так и не получила долю в Alameda, хоть и просила об этом. Бэнкман-Фрид объяснял это сложностью процесса, поэтому платил ей зарплату в $200 тыс., выдавая дважды в год премию от $100 тыс. до $20 млн.

Эллисон во время выступления в суде плакала, когда говорила, что «жила в постоянном страхе», поскольку понимала, что клиенты могут в любой момент захотеть забрать свои деньги. При этом она продолжала брать средства из фондов FTX, хотя и понимала, что это неправильно, «потому что Сэм мне так велел», пишет CoinDesk.

«Присяжные не идиоты»

Защита Бэнкмана-Фрида пытается представить его непонятым гением — «математическим вундеркиндом, который не пьет на вечеринках». Крах FTX, повлекший за собой серьезный кризис на крипторынке, они объясняют неопытностью подзащитного в бизнесе. Ставку адвокатов на попытку вызвать жалость выдает и внешний вид Бэнкмана-Фрида: дешевый и плохо сидящий костюм вместе с новой и не очень стильной стрижкой — это явная уловка, пишет Wall Street Journal. Наблюдатели скептически относятся к такому подходу: «Присяжные не идиоты», — сказал The Guardian один из экспертов.

«Сэм не похищал ничьи деньги, а упорно трудился», — утверждал адвокат бизнесмена в своей вступительной речи. Защита отмечала, что Бэнкман-Фрид принимал препараты от синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Не исключено, что адвокаты будут использовать эту особенность клиента для объяснения его поведения.

Одна из основных стратегий защиты — переложить вину на других обвиняемых, прежде всего на Кэролайн Эллисон.

В общей сложности максимальный приговор Бэнкману-Фриду составит около 115 лет, однако юрист Kramer Levin Джордан Эстес полагает, что бизнесмен проведет в тюрьме намного меньше времени, поскольку обвинения по его делу обычно группируются. «Я думаю, что есть способ упростить это дело как для обвинения, так и для защиты. Именно к этому в конечном итоге и сведется разбирательство», — заявил Эстес в разговоре с CoinDesk.

По данным издания, большинство юристов пророчат Бэнкману-Фриду от 10 до 20 лет тюрьмы, учитывая тяжесть обвинений, многомиллионные убытки клиентов и публичность дела.