За правомерностью звонков и требований коллекторов будут следить судебные приставы — правкомиссия по законопроектной деятельности одобрила документ, который расширяет полномочия ФССП по контролю за деятельностью таких компаний. Служба, в частности, получит право требовать у операторов сотовой связи данные о звонках «вышибал» и запрашивать сведения из кредитных отчетов должника. Эти меры позволят эффективнее бороться со злоупотреблениями коллекторов, но могут привести к «коллапсу взыскания» — у ФССП недостаточно кадров для полноценной реализации такого контроля, говорят эксперты.

Тревожный звонок

Судебные приставы могут получить полный доступ к кредитным историям россиян. Законопроект, предусматривающий расширение допуска ФССП к данным о долгах населения, 10 мая одобрила правительственная комиссия по законопроектной деятельности. Об этом «Известиям» сообщили в пресс-службе кабмина. Там добавили, что проект направлен на защиту прав граждан. Инициатива нужна для контроля за взысканием долгов коллекторами, отметил член правкомиссии, председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев.

В частности, сейчас ФССП не может требовать у операторов сотовой связи данные о звонках коллекторов должнику, а, согласно практике, подавляющее большинство нарушений в сфере возврата денег происходит именно с использованием телефона, пояснил он.

— Недобросовестные коллекторы нарушают временные и количественные ограничения взаимодействия с должником или неправомерно взаимодействуют с третьими лицами. К примеру, ставят клиента на автодозвон, постоянно беспокоят среди ночи SMS-сообщениями, звонят на работу, соседям, родителям и так далее. Чтобы иметь возможность устанавливать подобные нарушения и пресекать их, законопроект предлагает разрешить ФССП требовать данные у операторов сотовой связи, — отметил эксперт.

В пояснительной записке к законопроекту говорится, что, помимо этого, ФССП сможет запрашивать в бюро кредитных историй (БКИ) отчеты. Делать это служба будет «при отсутствии сведений у источников формирования кредитной истории», то есть у банков, микрофинансовых организаций (МФО), органов власти и т.д.

В Минюсте «Известиям» пояснили, что для выявления нарушений необходимо определить и подтвердить (либо опровергнуть) дату и время соответствующих соединений, которые указаны должником, его представителем, третьим лицом, давшим согласие на взаимодействие с кредитором или его представителем. При отсутствии указанных согласий запрос в бюро кредитных историй и операторам связи не направляется, подчеркнули в ведомстве. «Известия» направили запрос в ФССП с просьбой уточнить, какие именно сведения из кредитных отчетов необходимы службе и как они будут использоваться.

Коллапс взыскания

Кредитная история показывает, в какие банки, МФО или потребительские кооперативы обращался заемщик, когда это было и какие суммы были выданы. Также в кредитных историях фиксируется, был ли гражданин созаемщиком или поручителем по чужим ссудам, гасил ли долг аккуратно или задерживал платежи, пояснила руководитель проекта «Народного фронта» «За права заемщиков» Евгения Лазарева. Обеспечение доступа судебных приставов к полной кредитной истории граждан позволит создать механизм защиты должников от необоснованных претензий со стороны взыскателей, считает она.

— Доступ к данным БКИ может быть использован ФССП для уточнения суммы взыскания и обнаружения начислений дополнительных штрафов и пеней, которые противоречат ограничениям, предусмотренным в законодательстве, — пояснила она.

Недобросовестные взыскатели, покупая «плохой» долг у кредитора, могут добавить к сумме долга дополнительные штрафы и пени, назначить проценты за просрочку, отметила эксперт.

— Поправки теоретически решают эту проблему. Однако на практике ФССП перегружена работой, и чтобы мера работала, им наверняка потребуется увеличивать штат сотрудников, — подчеркнула Евгения Лазарева.

Сейчас служба не обладает достаточным кадровым ресурсом для взыскания долгов даже по алиментам и возмещениям материального ущерба и вреда здоровью, подчеркнула эксперт. Случаются и другие «просадки», поэтому «если приставам откроют доступ к БКИ и обяжут оценивать сумму взыскиваемых долгов, то в перспективе мы можем столкнуться с коллапсом взыскания», уточнила специалист.

Основная идея законопроекта — борьба с недобросовестными практиками в сфере контактов с должниками, согласен управляющий Фонда по защите прав вкладчиков и акционеров Марат Сафиулин.

— Но дьявол кроется в деталях. Из текста законопроекта неясно, что скрывается за термином «телефонный звонок». Это непосредственно звонок или вызов. Ведь не любой звонок равнозначен переговорам. Если ФССП будет предоставляться только информация о количестве, а не о содержании разговора, это приведет службу к ошибочным выводам. Не исключено, что конкретика появится в нормативных актах ФССП, но пока в нормах законопроекта ее нет, — отметил он.

Расширение доступа приставов к полной информации в кредитной истории граждан может быть правильной мерой, но в строго определенных случаях, добавил эксперт. Ограничения для этого доступа необходимо уточнить в положениях законопроекта, чтобы не было злоупотреблений, полагает он.

В ассоциации коллекторских агентств согласились, что без определения понятия «телефонные соединения» невозможно однозначно говорить, идет речь о содержании разговора или о любом дозвоне.

Кроме того, по словам президента СРО НАПКА Эльмана Мехтиева, законопроект также предполагает, что с заявлением о проверке коллекторов на правонарушения в ФССП может обратиться любое третье лицо, посчитавшее свои права нарушенными. При этом ему нужно предоставить информацию о том кредитном обязательстве, по которому совершен звонок. Однако человек, не бравший кредит, не может знать детали договора, а значит, не сумеет предоставить эти данные, отметил он. В ассоциации призывают уточнить положения законопроекта.