Росимущество станет временным управляющим иностранных активов в России, которые президент поручил изъять в качестве ответной меры. Путин постановил начать с ценных бумаг финской Fortum и доли в «Юнипро».

При конфискации в США и «примкнувшим к ним» других государств имущества России, российских граждан или компаний, связанное с такими странами имущество в России переводится во временное управление. Соответствующий указ подписал президент Владимир Путин, документ опубликован на портале правовой информации.

В перечне такого имущества сейчас указаны три пункта: доля в энергетической компании «Юнипро» (87,73%, принадлежит немецкой Uniper) и два пакета в финской энергетической Fortum (69,8807% и 28,3488%, принадлежит «Фортум Раша» и «Фортум Холдинг»).

РБК направил запрос в Fortum и Uniper.

Под временное управление могут попасть движимое и недвижимое имущество, ценные бумаги, доли в уставных капиталах, имущественные права. Временным управляющим такими активами назначено Росимущество, но по решению президента может быть назначено и другое лицо. Временный управляющий осуществляет полномочия собственника этих активов, за исключением полномочий по распоряжению имуществом.

«Юнипро» в России принадлежит пять тепловых электростанций, выручка компании в прошлом году выросла на 20%, до 105,8 млрд руб., чистая прибыль — в 2,6 раза, до 21,27 млрд руб. Весной 2022 года, после начала спецоперации на Украине, Uniper принял решение о приостановке инвестиций в России и возобновлении процесса продажи «Юнипро». Осенью компания сообщала о сильном интересе к «Юнипро», но заключение сделки усложнял указ российского президента, запрещающий «недружественным» акционерам до 31 декабря 2022 года совершение сделок покупки и продажи долей в стратегических предприятиях, в том числе в энергетике. В отчете по итогам 2022 года Uniper заявил, что потерял возможность принимать решения и руководить «Юнипро». Продажа «Юнипро» также остается под вопросом, так как компания до сих пор не получила необходимое для этого разрешение президента России, говорилось в документе.

Финская Fortum — один из крупнейших иностранных инвесторов в российскую электроэнергетику. Компании принадлежит 98,23% «Фортум» (бывшая ТГК-10) и около 30% в ПАО «ТГК-1» (основной акционер — «Газпром энергохолдинг»). В мае 2022 года компания объявила о планах покинуть российский рынок. В отчете по итогам 2022 года финская компания отмечала, что в текущей геополитической ситуации существует риск, что продажа бизнеса в России не состоится или будет серьезно отложена. Компания также указывала на «риск продажи по заниженной оценке или, в крайнем случае, экспроприации активов».

В структуру компании входят семь теплоэлектростанций. Четыре из них — в Челябинской области, три — в Тюменской области. Портфель производственных активов компании также включает ветропарк в Ульяновской области и три солнечные электростанции, которые находятся в Оренбургской области и Башкирии.

Активы компаний из недружественных государств можно передавать в управление профильным локальным игрокам, говорил глава ВТБ Андрей Костин. «Финны сейчас не очень дружественные, у них есть большая компания, Fortum, допустим. Они оценивают ее в миллиарды долларов, и очень много желающих там за рубежом даже, и в России, купить. А почему, допустим, не взять под управление? Отдать, не знаю, «Интер РАО», или какой-то специализированной компании управленческой. Пусть управляют и платят государству за это деньги», — предложил Костин.

США, Евросоюз, Великобритания и другие страны мира после начала военной операции на Украине заблокировали около половины золотовалютных резервов Центробанка России, а также имущество и счета попавших под санкции российских политиков, предпринимателей, сотрудников СМИ, членов руководства крупных компаний и др.

Киев и часть западных политиков предлагают конфисковать средства и передать их на восстановление Украины. Как писала Die Welt, европейские власти пришли к «отрезвляющему выводу»: заблокированные средства после окончания конфликта придется вернуть Москве. Евросоюз сейчас рассматривает возможность выгодно инвестировать активы, чтобы они все-таки принесли Украине пользу.

Изъятие российских активов обсуждают и в США, глава Минфина Джанет Йеллен выражала уверенность, что Россия «должна заплатить за тот ущерб, который она причинила Украине». Однако, писала The New York Times, Вашингтон опасается, что конфискация «может подорвать веру в доллар», другие государства станут менее охотно хранить деньги в банках США или делать инвестиции, опасаясь конфискации; а активы США и ЕС в других странах подвергнутся риску.

В этом году властями США были конфискованы активы российского миллиардера Константина Малофеева в размере $5,4 млн. В Генпрокуратуре США подчеркнули, что это «первая в истории передача конфискованных российских активов на нужды Украины».