Полезное разъяснение о долгах, доставшихся по наследству, сделал Верховный суд РФ, когда изучил требование банка к гражданке - вернуть деньги. Банкиры захотели, чтобы женщина выплатила им остатки по кредиту, который брал ее скончавшийся супруг. Объяснения Верховным судом в этом важном вопросе могут оказаться полезными многим гражданам.

Казалось бы, все знают общее правило - наследники получают не только добро, нажитое наследодателем при жизни, но и его обязательства, в частности долги. Но Верховный суд рассказал, в каких ситуациях этот порядок не действует. Это решение Верховного суда первым заметил портал Право.ru.

История такова. Гражданин на протяжении шести лет заключил три кредитных договора с банком. Он также заплатил банку и присоединился к программам коллективного добровольного страхования жизни и здоровья. А спустя почти пять лет скончался, оставив долг по кредиту в размере 300 265 рублей.

Так как наследство приняла супруга умершего, банк потребовал от нее вернуть оставшиеся деньги. Добровольно вдова банкирам ничего выплачивать не стала, и финансовая организация пошла в суд, где подала к вдове иск о взыскании задолженности супруга.

В суде (и не в одном) вдове не повезло - все три местных судебных инстанции согласились с позицией банка и удовлетворили его требования: вдова должна заплатить долг плюс проценты.

Местные суды выяснили, что сумма долга бывшего клиента банка не превышает размера стоимости имущества, которое вдова получила по наследству. Кроме того в своих решениях суды подчеркнули - в деле нет никаких доказательств, которые подтверждают, что умерший заемщик погасил долг за счет страхового возмещения. Гражданка не согласилась с такими решениями. И решила идти дальше и выше, чтобы оспорить заключения местных судов. Вдова обратилась в Верховный суд. Тот внимательно изучил материалы дела и не только не согласился с коллегами, но и встал на сторону гражданки*.

Спор рассматривала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда. Она заявила следующее: "Добросовестность предполагает поведение, которого ожидают от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и интересы другой стороны и содействующего реализации прав и исполнению обязанностей".

Когда рассматривалось требование банка, то местным судам следовало оценить, соответствует ли "критерию добросовестности" два важных момента.

Первое - уклонение банка - профессионального участника отношений - от реализации права получить страховое возмещение из-за смерти заемщика. Второе - обращение банка с иском к наследнику заемщика о взыскании долга без учета возмещения. Верховный суд особо подчеркнул - если кредитор-выгодоприобретатель, который обязался выплатить возмещение в счет погашения долга заемщика, предъявит требование к наследникам о погашении задолженности, то это лишает смысла страхование жизни и здоровья заемщиков как способа обеспечения обязательств.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда кроме того обратила внимание, что местные суды не выяснили: а есть ли у банка как выгодоприобретателя по конкретным договорам право на страховое возмещение? А если такое право у банка имеется, то почему его финансисты не реализовали?

В итоге Верховный суд РФ отменил все акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию, чтобы там, прежде чем вставать на сторону банка, изучили доводы высокого суда.

*Определение Верховного суда N 78-КГ22-43-К3.