Рубль против доллара США упал на двухмесячные минимумы, к 65 рублям. И евро укрепился до июньских значений, в сторону 69 рублей. Китайский юань переписал максимумы августа - выше 9,1 рубля, а гонконгский доллар уже подбирается к сентябрьским пикам стоимости - 8,2 рубля.

О причинах столь быстрого ослабления рубля "Российской газете" рассказал эксперт по фондовому рынку "БКС Мир инвестиций" Михаил Зельцер. И дал прогноз по курсам валют к концу этого года:

- Во-первых, западные ограничения против российской экономики, и в первую очередь санкции на энергоносители (потолок цен на газ и нефть, эмбарго ЕС на перевозки по морю), привели к сокращению вывозимых объемов сырья.

Давление на потоки экспортной выручки оказывает и цена энергоносителей. Курс барреля Brent уже не 100 долларов, а 80 долларов. И здесь нужно учитывать еще дисконт российского сорта Urals к Brent, что по срочным контрактам CME Group на декабрь достигает 27 долларов.

И как результат пониженной цены и объема - снижение темпа роста экспорта. А это напрямую выражается в уменьшении продажи валютной выручки на рынке. Предложение падает - курсы иностранных валют растут.

Во-вторых, с геополитикой связана и динамика импорта. Весной валовый провал по импорту превышал 50 процентов (в годовом исчислении). Произошло это на фоне введения ЦБ РФ барьеров на трансграничное перемещение капитала, ухода части международных корпораций из страны, запрета странами-санкционерами поставок отдельных категорий товаров в Россию и резкого снижения международного турпотока.

Сокращение по статьям импорта тогда закономерно привело к снижению спроса на инвалюту, что послужило фактором сильного укрепления рубля. От годового пика потери мировых валют против рубля уже летом превышали 60 процентов.

Однако осенью ситуация с импортом стала выправляться. Адаптация бизнеса к западным ограничениям и переориентация корпораций и частного сектора на Восток, а также активизация параллельного импорта и реимпорта, привели к восстановлению поставок в страну. По косвенным данным, текущие потери по импорту не превышают уже 20 процентов. В итоге спрос на инвалюту возрос, что и привело к усилению давления на рубль.

Причем, токсичность доллара и евро обусловила смещение интереса участников рынка в сторону азиатских валют дружественных стран. Об этом можно судить по показателям объемов торгов китайским юанем и гонконгским долларом на Мосбирже.

В-третьих, снижение доходной части бюджета и рост расходов приводят к сокращению профицита и рискам увеличения дефицита баланса уже в 2023 году.

Восполнять недостающие доходы приходится из Фонда национального благосостояния (ФНБ) и за счет внутренних механизмов кредитования - облигаций федерального займа (ОФЗ). А это можно отнести к проинфляционным факторам. Поэтому не стоит ждать, что 16 декабря ЦБ изменит ключевую ставку - монетарная пауза очевидна. И стоимость фондирования, скорее всего, сохранится на уровне 7,5 процента годовых.

Относительно ФНБ - его возможности ограничены западной заморозкой части золотовалютных резервов России, где фактически ликвидную долю играет лишь китайский юань. А по облигациям в последние недели Минфин бьет рекорды привлечения средств через продажу ОФЗ с переменным купоном и бумаг, учитывающих инфляционные тренды.

Тем самым устойчивость рубля, наблюдаемая в осенние месяцы, уже тогда не отражала актуальные макроэкономические вводные. А триггером бурного роста инвалют в декабре, возможно, послужила статистика ЦБ по международной торговле. Она однозначно была интерпретирована со знаком минус для нацвалюты - темп роста экспорта сократился, темп падения импорта снизился, а профицит уменьшился.

Так что декабрьское ослабление нацвалюты лишь отражает накопившиеся противоречия и не вызывает у нас удивления. По нашим осенним оценкам, до конца года курс доллара может подняться выше 65 рублей, евро - завершить год у 68-69 рублей, юань - пойти к 9,5 рубля, а гонконгский доллар - к 8,5 рубля.