О взыскании с работника материального ущерба, причиненного работодателю

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 07.02.2017 № 33-2170/2017 – пример того, как судьи рассматривают иски работодателей о взыскании с работников – материально ответственных лиц сумм причиненного организации ущерба. Что необходимо знать бухгалтеру в отношении данной проблемы?

Как подтвердить факт ущерба и его размер?

На основании сформировавшейся судебной практики и исходя из ст. 247 ТК РФ, ст. 56 ГПК РФ и п. 4 Постановления Пленума ВС РФ № 52 работодатель обязан доказать:

К сведению: согласно ст. 238 ТК РФ под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если он несет ответственность за его сохранность), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества или возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

При недоказанности работодателем хотя бы одного из перечисленных обстоятельств материальная ответственность работника исключается.

Наличие договора о материальной ответственности не отменяет обязанность работодателя доказать названные обстоятельства.

Из комментируемого определения следует, что ООО (истец) выполнял строительные работы на объекте «М» по устройству монолитных железобетонных колонн. На данном объекте ответчик осуществлял трудовую деятельность в должности начальника участка. Между работодателем и работником был подписан договор о материальной ответственности.

В период с 01.03.2015 по 25.05.2015 сотруднику под отчет были переданы товарно-материальные ценности на сумму 487 тыс. руб., что подтверждается товарными накладными и инвентаризационной описью.

25.05.2015 ответчик направил истцу заявление об увольнении по собственному желанию.

08.06.2015 ответчик был уволен.

10.06.2015 исполнительный директор составил служебную записку, согласно которой ответчик отказался подписать сличительную ведомость. В этот же день стороны подписали акт, которым подтвердили, что ответчик не сдал материальные отчеты с марта по июнь 2015 года, а также обходные листы, остатки материалов с объекта не переданы на базу. Этим же актом ответчик обязался сдать материальные отчеты и представить обходной лист до 17.06.2015.

Суд решил:

Особо суд отметил, что истцом не соблюден порядок проведения инвентаризации и оформления ее результатов:

Суд указал: поскольку работодатель нарушил порядок проведения инвентаризации, документы, составленные по результатам инвентаризации, не могут служить достоверным доказательством самого факта недостачи и его размера. Следовательно, нет оснований для удовлетворения исковых требований ООО о возмещении работником материального ущерба и судебных расходов.

Аналогичные выводы содержит Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 02.03.2016 по делу № 33-2440-16. Работодатель в качестве доказательства наличия недостачи и ее размера представил только акт ревизии (без сличительной ведомости, подтверждающей размер недостачи). Причем в акте отсутствовала опись фактических остатков ТМЦ, принятых ответчиками под отчет. В удовлетворении иска работодателю было отказано.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что работодателю крайне важно полностью соблюсти правила проведения и оформления инвентаризации, закрепленные в Методических указаниях по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утв. Приказом Минфина России от 13.06.1995 № 49.

В случае установления недостачи работодателю необходимо создать комиссию и провести служебное расследование для установления причин возникновения ущерба. При этом работодатель обязан истребовать с работника письменное объяснение. Отказ или уклонение работника от дачи объяснений оформляется актом (ст. 247 ТК РФ).

Срок исковой давности и соглашение о рассрочке погашения недостачи

В соответствии с ч. 2 ст. 392 ТК РФ работодатель имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником ущерба, причиненного организации, в течение одного года со дня обнаружения причиненного ущерба. Как не ошибиться при исчислении этого срока в случае, когда по соглашению сторон трудового договора ущерб возмещается с рассрочкой платежа. В этом случае работник представляет работодателю письменное обязательство о возмещении ущерба с указанием конкретных сроков платежей. Это предусмотрено ч. 4 ст. 248 ТК РФ: работник, виновный в причинении ущерба работодателю, может добровольно возместить его полностью или частично.

К сведению: продолжительность соглашения о рассрочке законом не ограничена, следовательно, оно может быть заключено на срок более одного года.

На практике это выглядит так: виновное лицо ежемесячно вносит на счет (в кассу) организации фиксированный платеж либо он удерживается из заработной платы, если трудовые отношения не прекращены.

Показательный случай рассмотрен в Апелляционном определении Санкт-Петербургского городского суда от 05.07.2016 по делу № 33-13738/2016: кассир написала обязательство, в соответствии с которым полностью признала свою вину в причинении работодателю материального ущерба в виде недостачи наличных денежных средств в размере 100 тыс. руб. и обязалась погасить указанную сумму в течение восьми месяцев с даты написания обязательства путем внесения ежемесячных платежей в соответствии с графиком (последний платеж – 12 февраля 2015 года). Уволенная сотрудница уплатила в счет погашения долга 30 тыс. руб. и перестала вносить платежи. С какой даты в таком случае следует исчислять срок исковой давности?

При наличии заключенного между сторонами соглашения о добровольном возмещении ущерба с рассрочкой платежа годичный срок для обращения в суд исчисляется с момента, когда сотрудник должен был возместить ущерб (внести очередной платеж), но не сделал этого. Суд указал: о нарушении своего права работодателю стало известно в ноябре 2014 года, поскольку в соответствии с графиком платежей ответчик не внес очередной платеж 12.11.2014. Следовательно, иск мог быть предъявлен работодателем до 13 ноября 2015 года.

Довод организации о том, что годичный срок необходимо исчислять с даты последнего платежа – 12 февраля 2015 года – суд отклонил как необоснованный.

В результате суд отказал организации в удовлетворении требований о возмещении причиненного работником ущерба, отметив: