Если в понедельник в Госдуме законодатели и глава Мосгорсуда Ольга Егорова убеждали всех, что "антипиратский" закон хороший и работоспособный, то на вчерашней конференции представители интернет-индустрии говорили об обратном. В "Яндексе" считают, что документ создал "широкие перспективы для судебного троллинга". Частично с претензиями согласился и замглавы Роскомнадзора Максим Ксензов, по мнению которого, блокировка сайтов по IP-адресам неэффективна. Но пессимизма интернет-индустрии он не разделял: операторы связи естественным путем перейдут на оборудование, которое позволит блокировать незаконный контент по URL. Представителям правобладателей такая идея не нравится.

Интернет-индустрия, правообладатели и законодатели обсуждают первые итоги вступившего в силу с 1 августа "антипиратского" закона. Благодаря ему Мосгорсуд теперь может по заявлению правообладателя оперативно блокировать доступ к спорному видеоконтенту в интернете и как первая инстанция рассматривать споры о таком видео.

Масла в огонь дискуссии подливают депутаты, собирающиеся распространить новые правила на все остальные объекты авторских и смежных прав. Единоросс Роберт Шлегель уже внес в Госдуму законопроект, по которому дела об авторских правах в интернете, за исключением споров о фильмах, достанутся Суду по интеллектуальным правам. А правообладателей обяжут до суда пытаться урегулировать конфликт с пиратом самостоятельно.

Однако в зависимости от площадки тон дискуссии разнится. В Госдуме на парламентских слушаниях участники единодушно твердили, что "антипиратский" закон к катастрофе не привел. "Интернет не рухнул, какие-то массовые недовольства не появились", — настаивал единоросс Сергей Железняк. Глава Мосгорсуда Ольга Егорова тоже бодро рапортовала, что "дела несложные, мы справляемся и не испытываем никаких трудностей", а вала заявлений нет: с 1 августа по 6 сентября поступило 56 материалов, 39 из которых приняты к производству. Но совершенно иные оценки действующему закону и будущему давали вчера участники научно-практической конференции "Право на Download" в РИА "Новости". "Этот закон несовершенен, — настаивал руководитель юрслужбы Mail.Group, председатель совета РАЭК Антон Мальгинов. - Механизмы, заложенные в нем, нельзя распространять на все объекты авторского права".

Руководитель проекта RuTakedown Глеб Шуклин и вовсе сравнивал "антипиратский" закон с подзатыльником и упрекал законодателей в отуствии логики: "одно зло должно [было] породить некое добро".

С тем, что механизмы борьбы с пиратством получились не самые лучшие, соглашался и замглавы Роскомнадзора Максим Ксензов. "Считаю, что в целом IP-блокировка — неэффективный способ наведения порядка в интернете, — говорил он. — Это некий грубый инструментарий, но на данном этапе, на мой взгляд, это оправдано — это принудило пиратов контактировать с правообладателями". По данным Ксензова, сейчас блокировка нелегальных ресурсов в одной половине случаев производится по IP-адресам, в другой — по URL-адресам страниц. Но так будет не всегда. Чиновник уверен, что "операторы связи естественным путем перейдут на оборудование, которое позволит в дальнейшем работать по URL". Им это необходимо самим "для эффективного ведения бизнеса".

Такие перспективы не устраивают правообладателей, следовало из выступления юрисконсульта Гильдии продюсеров России Сергея Семенова. По его мнению, блокировать по URL-адресу то же самое, что стрелять из пушки по воробьям.

"Нас интересует вычистка контента со всего сайта, — говорил он. - Нам нужна блокировка всего сайта, как мера, сдерживающая и заставляющая сайт думать о том, что у них происходит".

Максим Ксензов недоволен и тем, как законодатели ввели в Гражданский кодекс предварительные обеспечительные меры о блокировке ресурсов. "Отсутствует компенсационная мера, которая предусмотрена в арбитражном порядке, — перечислял он. — Нет процедуры разблокировки и реагирования на ситуацию: нет возможности подать встречное заявление, быстро разблокировать [ресурс], если контент удален".

С этим соглашалась директор по правовым вопросам "Яндекса" Екатерина Фадеева, говорившая об отсутствии "достаточных мер сдержек и противовесов". "Предварительные обеспечительные меры являются достаточно жесткой мерой. Они позаимствованы из Арбитражного процессуального кодекса, — напомнила она. — Но в Гражданско-процессуальном кодексе нет возможности оспорить эти предварительные обеспечительные меры".

Раскритиковала Фадеева и дальнейшие планы законодателей в сфере защиты авторских прав. Неправильно устанавливать индивидуальные способы защиты для разных объектов авторского права, следовало из ее выступления.

"Мы как юристы знаем, что все объекты должны быть защищены равным образом, об этом говорит и международная конвенция, и вся базовая часть гражданского права РФ, — возмущалась она. — Расширение перечня объектов [для "антипиратского" закона] создаст сложные условия для существования российского интернет-бизнеса. Если расширять, то нужно изменять, что есть сейчас".

Нарушение логики Кодекса об административных правонарушениях директор по правовым вопросам "Яндекса" увидела и в рвении законодателей установить административные штрафы до 1 млн руб. для интернет-посредников, не заблокировавших доступ к пиратскому контенту. "[Такие штрафы] значительно превышают установленную КоАП ответственность за непосредственное нарушение исключительных прав – штраф 40 000 руб. [ст. 7.12 КоАП], — обратила внимание она. — Таким образом, ответственность посредника получается сильно выше, чем у всех остальных".

Итоги принятия "антипиратского" закона Фадеева подвела коротко. "Я вижу, у нас просто есть широкие перспективы для судебного троллинга", — заявила она. Любой человек, пожелавший добиться денег от ресурса, станет приглашать его в суд.

Дискуссия в очередной раз показала, что чиновники и законодатели возлагают серьезные надежды на урегулирование конфликтов в интернет-среде за счет саморегулирования последней. Ксензов из Роскомнадзора настаивал, что "блокировка и обращение в суд должны быть крайней мерой". "Мы видим, что отрасль готова к саморегулированию, отрасль стремительно развивается", — говорил он.

Представители инернет-сообщества с этим соглашались, но возмущались чрезмерным рвением государства насадить свои правила игры. Екатерина Фадеева напоминала, что процедура досудебного разрешения конфликтов с правообладателями интернет-ресурсы используют многие годы. "Законодатель [проект Роберта Шлегеля] предлагает закрепить очень жесткие меры: [ресурс должен] не просто реагировать [на жалобу], а [делать это] в течение 24 часов", — напоминала она. Ее поддерживал и директор по взаимодействию с органами госвласти RU-CENTER Андрей Воробьев. Не каждый хостинг-провайдер обладает мощным штатом юристов, напоминал он, требования законодателей ущемляют малый и средний бизнес. "Это крупный хостинг-провайдер может выделить в своем штате круглосуточную дежурную службу", — считает он.

Как выяснилось, правообладатели, интересы которых и пытаются защитить законодатели, тоже не в восторге от обязательной процедуры досудебного взаимодействия. Досудебное регулирование – это договоренности, рассуждал юрисконсульт Гильдии продюсеров России Сергей Семенов. "Делать это обязательным условием досудебной защиты, которая гарантируется Конституцией, это юридическая глупость", — констатировал он. Говоря об уже действующем "антипиратском" законе он заметил, что отношение к нему у правообладателей положительно-сдержанное. "С нами тоже [при разработке закона] не посоветовались", — "успокоил" он интернет-индустрию.

Одним из немногих, кто оценивал действующий "антипиратский" закон положительно, был выступавший на открытии конференции вице-прездент по правовым вопросам фонда "Сколково" Игорь Дроздов. По его мнению, документ стал "неким выпуском пара", поскольку интернет стали представлять "как некую территорию пиратства". Однако и Дроздов призывал законодателей не торопиться с новыми решениями. "Важно подумать о системе гибких изъятий из института интеллектуальной собственности в части расширения случаев свободного использования, особенно объектов литературы", — говорил он. В частности, это должно касаться образовательного контента.

Дискуссия по поводу нового "антипиратского" закона продолжится. Один из его авторов единоросс Роберт Шлегель на открытии конференции так вчера охарактеризовал шансы на его принятие: это как встретить динозавра в Москве — либо встретишь, либо нет.