"Левым" письмом уволенный совместитель не доказал лишение возможности трудиться
© anekdotov.net

Экс-работник, обнаружив ошибки в трудовой книжке, ударился в сутяжничество — но суды основательно "отфильтровали" его запросы.

Ц., работавший в торговом доме юристом, уволился по собственному желанию. Получив на руки трудовую книжку, он обнаружил, что записи оформлены с существенными нарушениями. Среди всего прочего, в документе было ошибочно указано, что он работал на полставки. Подав на работодателя гражданский иск, Ц. добился мирового соглашения и получил новую трудовую книжку, где кадровики также умудрились наделать ошибок, сделавших, по его мнению, записи недействительными. 

Уволенный вновь обратился в суд с целым пакетом требований: признать запись об увольнении недействительной, обязать работодателя издать приказ об изменении даты увольнения на день выдачи трудовой книжки и взыскать компенсацию морального вреда по целому списку оснований:

  • за лишение возможности трудиться и задержку выдачи трудовой книжки (+ 2 000 рублей)
  • за выдачу несоответствующих действительности трудовых книжек и утрату оригинальной трудовой (+ 2 000)
  • за невыплату компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении (+ 2 000)
  • за неисполнение условий мирового соглашения (+ 2 000)
  • за невыплату в срок больничных (+ 2 000).

Истец потребовал также взыскать средний заработок за время вынужденного прогула (по день выдачи трудовой книжки), а также компенсации за неиспользованный отпуск и за задержку этой выплаты.

Из всей массы упомянутых требований суды двух инстанций удовлетворили лишь два последних, а моральный ущерб был оценен лишь в 1 тысячу рублей. Красноярский краевой суд в апелляционном определении от 10.06.2019 по делу № 33-8164/2019 указал, что небрежности, допущенные при оформлении трудовой книжки, носят формальный характер и потому не могут свидетельствовать о невозможности трудойстройства. 

Пытаясь подтвердить "лишение возможности трудиться", истец представил суду письмо от потенциального работодателя с отказом в приёме на работу из-за недействительных записей в трудовой книжке. Однако бумага оказалась липовой: организация, от имени которой был написан документ, засвидетельствовала, что Ц. с заявлением о приёме на работу не обращался вовсе.

Суд установил также, что в спорный период истец вовсе не был лишён возможности трудиться: Ц. работал по совместительству на полставки в другой организации, получая ещё и надбавки — северную, за вредность и районный коэффициент. Во взыскании с работодателя среднего заработка за время вынужденного прогула суды также отказали, поскольку в утверждённом судом мировом соглашении в рамках гражданского дела прописан отказ Ц. от этого требования. 

Лишение возможности трудиться относительно проще доказать, если трудовая была выдана с опозданием и/или неверной формулировкой причины увольнения — но и в этом случае результат не гарантирован.