С. работала в компании инспектором по социальным вопросам в отделе по управлению персоналом. В ее обязанности входило оформление приема, перемещения, увольнения работников, регистрация и согласование приказов, трудовых договоров и допсоглашений, заполнение трудовых книжек и вкладышей к ним.

При проверке соблюдения компанией норм трудового законодательства установлены нарушения – незаключение (неподписание) соглашения об изменении определенных сторонами условий трудового договора с работником. Штраф по части 1 статьи 5.27 КоАП составил 30 тысяч рублей. Виновными в причинении ущерба компания признала С. и начальника отдела управления персоналом. С. отказалась компенсировать ущерб. Компания обратилась в суд с иском о взыскании с С. 20 тысяч рублей материального ущерба, полагая, что штраф был уплачен по вине ответчика, которая ненадлежащим образом исполняла свои должностные обязанности.

Суды двух инстанций (апелляционное определение Ростовского областного суда от 27.02.2018 по делу N 33-3330/2018) отказали в удовлетворении иска, разъяснив, что статья 238 ТК  обязывает работника возместить лишь прямой действительный ущерб, причиненный работодателю, то есть реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества. Уплата спорного штрафа не направлена на возмещение указанного ущерба - сумма штрафа не относится к категории наличного имущества истца.

Суды пояснили, что понятие прямого ущерба, данное в части 2 статьи 238 ТК, не является идентичным с понятием убытков, содержащимся в пункте 2 статьи 15 ГК. Сумма штрафа, уплаченного компанией, не может быть отнесена к прямому реальному ущербу, который обязан возместить работник, поскольку С. не являлась лицом, привлеченным к административной ответственности, следовательно, никаких обязательств и последствий уплата работодателем штрафа для нее не влечет.

В данном случае, требование о взыскании с работника в виде материального ущерба суммы уплаченного штрафа фактически направлено на освобождение от штрафа работодателя, что противоречит целям административного наказания, определенным в статье 3.1 КоАП.