Т. работал в банке ведущим экономистом. 12 декабря 2014 года приказом директора утверждено решение о сокращении численности штата с 1 апреля 2015 года, в том числе должности Т.

17 декабря на заседании комиссии по определению преимущественного права на оставление на работе в связи с сокращением решено, что именно Т. имеет более низкую производительность труда, квалификацию, банковский стаж и стаж в занимаемой должности. 24 декабря Т. было вручено уведомление о предстоящем увольнении. Ему предлагались вакантные должности старшего кассира и кассира отдела кассовых операций, от которых он отказался. 6 апреля 2015 года он был уволен по сокращению.

Т. обратился в суд (апелляционное определение по делу 33-1906/2015) с иском о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Он считает, что работодателем было неверно установлено преимущественное право другого лица на оставление на работе, не были учтены различные трудовые обязанности и компетенция работников, наличие у истца дополнительной квалификации в сфере налогового законодательства, опыта работы в госорганах в области финансов и второго высшего образования по профессии юрист. Он также пояснил, что на момент увольнения у работодателя имелись открытые вакансии начальника службы по работе проблемной задолженностью, управляющего дополнительным офисом банка, экономиста, кассира, менеджера, старшего экономиста по сопровождению кредитов, которые ему не предлагались.

Суды двух инстанций отказали в удовлетворении его требований, исходя из права работодателя расторгнуть трудовой договор с работником в случае сокращения численности при соблюдении процедуры увольнения. При этом работодатель обязан предлагать работнику все открытые вакансии, требованиям к которым он соответствует.

Суды установили, что несколько должностей, указанных истцом, не являлись вакантными, поскольку подлежали сокращению на основании этого же приказа. Одна из должностей пересталать быть вакантной 16 декабря. Требованиям к остальным должностям истец не соответствовал.

Доводы истца о том, что работодатель должен был предлагать вплоть до увольнения истца вакантные должности, от которых он отказался, отклонены судами. Обязанность по предложению вакансий работодателем выполнена. Истец от них отказался дважды в письменном виде.