Уволенная графиней Майей фон Шоунбург, бывшей женой Мика Флика, наследника империи Mercedes-Benz, женщина, работавшая экономкой в ее доме в графстве Суррей, получила через суд компенсацию за моральный ущерб в размере 19 000 фунтов (примерно $30 400) сообщает The Guardian.

Как сообщили судьям, состоятельная графиня предупреждала экономку Терезу Филиповсу, что та не имеет права забеременеть и обязана обсуждать вопросы планирования семьи с ней. Графиня уволила экономку через четыре года, узнав, что та забеременела. Фон Шоунбург утверждала, что это стало всего лишь "неудачным совпадением". Но трибунал из города Рединг постановил, что 36-летняя Филиповса стала жертвой дискриминации по половому признаку, и назначил ей выплату компенсации на сумму 19 000 фунтов.

Филиповса жила в коттедже на территории поместья Parkside House, принадлежавшего графине, в графстве Суррей. Именно в этом доме жили Артур Миллер и Мэрилин Монро, когда последняя снималась в фильме "Принц и танцовщица". По словам экономки, графиня просила ее избегать беременности в первый год работы, и, поскольку у нее и ее друга в планах завести ребенка пока не было, она согласилась. Тем не менее, она считает, что у работодателя нет права вмешиваться в ее личную жизнь и решать, когда ей можно забеременеть.

Осенью 2012 г. Филиповса узнала, что беременна, и сообщила об этом графине по электронной почте. В ответ она получила поздравления и напоминание, что обязана была обсудить "будущее прибавление в семье" с графиней. Через три дня экономка снова получила электронное письмо, где графиня сообщили, что больше не нуждается в ее услугах. По словам Филиповсы, с потерей работы лишалась и дома, в котором проживала.

На слушания графиня не явилась, и ее там никто не представлял, поскольку недавно она перенесла операцию. Однако в своем заявлении она объясняла увольнение экономки тем, что не собиралась возвращаться в этот дом и намеревалась продать его. По ее словам, это всего лишь "неудачное стечение обстоятельств", потому что экономка забеременела именно в тот момент, когда графиня сама собиралась ее уволить за ненадобностью.

По словам судьи Робина Льюиса, занимающегося вопросами занятости, неявка на слушания ее самой или ее представителей говорит "не в пользу графини". Судья постановил, что требования по поводу беременности экономки – это вмешательство в ее личную жизнь, на что работодатель не имел права, и что беременность стала причиной увольнения.