Пока тысячи провинциалов ежегодно выплескиваются на безразмерный московский рынок труда, среди самих москвичей набирает популярность обратный процесс: бросить все - и "в глушь, в Саратов". Правда, на зарплату в несколько раз выше московской и на должность, о которой в столице и не мечталось. Привычная для какой-нибудь Америки или Германии картина - внутренняя трудовая миграция - в России приобретает свои особенности. В Москву едут преимущественно дворники и служанки, а из Москвы уезжают спецы высшего класса.

Процесс переезда людей на работу из Москвы в регионы стал заметным еще в середине 1990-х годов, когда крупные компании скупали бизнес в регионах или открывали там свои подразделения, а топ-менеджмент десантировали из Москвы. Масштабы переезда спецов из Москвы в регионы будут только расти. Если 10 лет назад переселенцам могли предложить разве что более высокую зарплату, то теперь они могут рассчитывать еще и на инфраструктуру жизни, мало чем отличающуюся от столицы. Качество жизни в стране выравнивается. В провинции строится приличное жилье, развивается сфера досуга, открываются хорошие школы.

На радикальную смену места жительства охотнее идут "новые москвичи" - те, кто родился и вырос в других регионах, а уже потом сделал карьеру в Москве. А коренные, окруженные многочисленной родней, не имеющие проблем с жильем, предпочитают срочные одно-, двух- и трехлетние контракты и вахтовый метод.

Замечено, что "новые москвичи" проявляют больше корпоративной лояльности, преданности руководству, они выше ценят свои карьерные достижения. А вот коренной москвич успешную карьеру зачастую воспринимает как должное, к начальству относится критично и прячет фигу в кармане. Речь не о порядочности, не о готовности кинуть московского босса или откусывать от регионального бизнеса слишком крупные куски (возможно, что здесь сравнение будет не в пользу "новых москвичей"). Просто горящий взор вызывает больше доверия, чем хитрый прищур.

Трудовая эмиграция из столиц развитых стран - вещь вполне естественная для таких государств, как США, Канада, Германия, Швейцария, Италия. То есть для тех, где в силу исторических причин столица является в первую очередь административным центром, а зоны экономической активности разбросаны по всей карте. В России, Великобритании, во Франции, в Японии, где есть и мощные региональные узлы, экономическая роль столиц непропорционально велика, и миграция имеет центростремительный характер, о чем свидетельствует динамика роста численности населения в столицах.

В крупных городах США, включая Нью-Йорк, в среднем пребывание на одном месте длится менее четырех лет. Исследование мобильности должностных лиц показало, что средний администратор предвидит возможность смены местожительства от одного раза в 2 года до одного раза в 5 лет.