Снёс чужой забор на служебном автомобиле - скрывайся: нет вины - нет матответственности
© anekdotov.net

Суды освободили водителя-экспедитора, с которым был заключён договор о полной материальной ответственности, от выплат ущерба в адрес работодателя, поскольку вина данного водителя доказана не была.

"Ударные" полгода

В сентябре 2020 года организация заключила трудовой договор с водителем-экспедитором А., передала ему в служебное пользование транспортное средство и заключила договор о полной индивидуальной материальной ответственности.

Уже в январе 2021 года обнаружились множественные мелкие повреждения на автомобиле (отломлены края подножек, испачкан салон, разбиты противотуманки, габарит висит на проводе, нет двух габаритов на прицепе и тому подобное). Кроме того, оригинальный встроенный холодильник был заменён на неработающий. Была обнаружена также разбитая фара, стоимость замены которой тянет на 5 тысяч рублей.

Плюс ко всему, организация оплатила ущерб (20 тысяч), который был нанесён данным автомобилем другой фирме – водитель въехал в её забор и покинул место происшествия.

В феврале был допущен существенный (на 14 тысяч рублей) перерасход топлива, затем в марте А. уволился.

Бремя доказывания

Все эти обстоятельства послужили поводом для обращения работодателя в суд с тем, чтобы взыскать с А. полную сумму нанесённого ущерба в размере 178 тысяч рублей. Также организация намеревалась взыскать оплату услуг своего представителя в размере 30 тысяч рублей.

Это истцу удалось в суде первой инстанции с единственной поправкой: на услуги представителя суд взыскал только 5 тысяч рублей вместо тридцати. Судья решил, что А. не доказал свою невиновность. Однако в апелляции решение было отменено, бывшего работника от долговой ямы освободили. Бремя доказывания было переложено на работодателя. Впоследствии с этим согласился и кассационный суд.

Он или не он?

Дело в том, что сам по себе договор о полной материальной ответственности ещё не подтверждает тот факт, что ущерб был допущен именно данным сотрудником. Нет никаких подтверждений того, что именно А. виновен в многочисленных повреждениях, нанесённых автомобилю, а также в замене холодильника. Акт осмотра он не подписывал, а в суд был представлен акт с "левой" подписью. Работодатель не проводил проверку для установления размера ущерба по всем повреждениям автомобиля, включая ненадлежащий холодильник. Некоторые акты оценки составлены через 5 месяцев после увольнения А.

Кроме того, нет достоверных сведений о том, что именно он управлял автомобилем, когда въехал в забор другой организации. В протоколе, который оформлен был ГИБДД, данный водитель не был указан в качестве виновного лица. Сам А. не отрицал этот факт и даже признался в суде, что на служебном автомобиле в результате этого наезда был помят бампер, который А. самостоятельно выпрямил. Но суд смотрел на документы и на нарушения со стороны работодателя, который, в частности, не затребовал с А. письменные объяснения, чем нарушил порядок привлечения к ответственности.

Также не доказана вина А. в перерасходе топлива. В организации были утверждены нормы расхода, в частности, на зимний период – 36 л на 100 километров. При этом в феврале 2021 года был совершён рейс длиной 18 000 км, и по норме должно было быть израсходовано 6,5 тысяч л. Однако исходя из чеков с АЗС израсходовано 6800 л. Таким образом, перерасход составил около 300 л, стоимость которых равна 14 тысяч рублей. Но, опять же, фирма не проверяла и не устанавливала причины и условия возникновения перерасхода, не устанавливала состояние автомобиля, наличие или отсутствие вины А. В то время как, по его словам, он ездил по работе в более холодную местность, где расход выше нормы.

Не та должность

Суд нашел также и такое нарушение: перечень должностей работников, подлежащих полной материальной ответственности, не содержит такой должности, как водитель (постановление Минтруда РФ от 31.12.2002 N 85). Договор о матответственности был заключен с А. как с водителем, а значит, работодатель нарушил требования законодательства о заключении договора о полной индивидуальной матответственности. Это является основанием для освобождения работника от обязанности возместить причиненный по его вине ущерб в размере, превышающем его средний месячный заработок.

Ведь основным видом ответственности работника за ущерб, причиненный работодателю, является ограниченная материальная ответственность – в пределах среднего месячного заработка. Это применяется во всех случаях, кроме тех, в отношении которых нормативным актом прямо установлена более высокая материальная ответственность. Этот случай, как сказано выше, сюда не относится.

Но в отсутствие доказанной вины А. даже ограниченную ответственности суды не применили. В итоге А. оказался ничего не должен (определение 4-го КСОЮ от 30.03.2023 по делу N 88-8244/2023).