ГД провела в первом чтении депутатский законопроект об удаленной работе
© anekdotov.net

С одной стороны, вводится защит от "беспокойства" в нерабочее время, с другой - сомнительный электронный документооборот.

Госдума принла в первом чтении законопроект № 973264-7, предлагающий изменения в Трудовой кодекс, касающиеся дистанционной работы.

Выделяется три типа такой занятости:

  • дистанционная (удаленная)
  • временная дистанционная (удаленная)
  • комбинированная дистанционная (удаленная).

Авторы не делают различий между понятиями дистанционной и удаленной работы, тогда как Минтруд разницу видел.

Что ждать хорошего

Законопроектом предусматривается, что работодатель может требовать от работника использования определенного оборудования, ПО или средств защиты информации. Если работник использует своё личное оборудование или ПО, то в трудовом договоре сможет предусматриваться порядок компенсации расходов.

Предполагается необходимость установить режим взаимодействия – конкретное время выполнения трудовой функции в пределах рабочего времени, а также – период, в течение которого дистанционный работник обязан реагировать на звонки, электронные сообщения или другие запросы работодателя, связанные с работой. Работник не будет обязан отвечать вне установленного времени. Если работник с этими правилами не ознакомлен, то его нельзя будет привлечь к ответственности за несвоевременный ответ или игнорирование запроса работодателя.

Вводится потенциальная возможность привлечения дистанционщика к труду сверхурочно. В этом случае оплата должна производиться как сверхурочная в соответствии со статьей 152 ТК. Кроме того, необходимо будет согласие работника на переработки.

Триединый электронный обмен

Законопроект предусматривает ряд аспектов обмена электронными документами. Прежде всего, речь идет о взаимодействии путем обмена таковыми, как следует из контекста, – в рабочем процессе. При этом должны использоваться способы, позволяющие достоверно определить лицо, отправившее сообщение, и эти способы должны быть прописаны либо в локальных актах, либо в трудовом договоре. Важный штрих – каждая из сторон обязана будет направлять подтверждение получения документа. Таким образом, будет обеспечена хоть какая-то уверенность в том, что документ отправлен либо получен соответствующей стороной. Однако надо понимать, что 100%-ной гарантии защиты от злоумышленников этот способ не даёт, поскольку, если "на другом конце провода" находится неподобающее лицо, вторая сторона переговоров может это и не распознать.

Второй аспект электронного обмена – это ознакомление работника с различными локальными актами, приказами и так далее – с теми документами, которые по ТК полагается предъявить работнику в письменной форме под роспись. Законопроект устанавливает, что дистанционный работник может быть ознакомлен с ними путем электронного обмена. Однако не прописывается, должно ли это быть установлено трудовым договором или локальными актами, и как этот вопрос должен регулироваться в случае возникновения разногласий между работником и работодателем.

Третья сторона медали – это ситуация, когда работнику нужно обратиться к работодателю с каким-либо заявлением или представить объяснения. Согласно проекту он сможет это делать или в электронной, или в другой форме, и этот нюанс должен быть предусмотрен договором о дистанционной работе (так это заложено в законопроект).

Слабое звено

И, наконец, четвертая разновидность электронного обмена – это, собственно, трудовой договор о дистанционной работе и допсоглашения к нему. Их также допускается оформлять в электронном виде.

При этом законопроект нигде не предусматривает использование электронной подписи, таким образом, достоверность всех перечисленных документов под вопросом. В этом смысле новый законопроект ничем не лучше недавно повторно внесенного депутатского набора поправок об обмене электронными юридически значимыми сообщениями. Защиту работника от последствий неполучения каких-то важных документов, или – получения "левых" сообщений не гарантирует ни один проект, ни второй.

Более того: рассматриваемый законопроект о дистанционной работе не предполагает возможность отказа дистанционного работника от электронного обмена, например, при заключении или изменении условий трудового договора, или на случай получения "бумаг", предшествующих увольнению, или – от получения по сети приказов работодателя. Работник всего лишь сможет затребовать заверенные бумажные копии рабочих документов (включая трудовой договор), о которых он, разумеется, знает. В итоге не исключены ситуации, когда работник, например, не будет осведомлен о предстоящем увольнении или о снижении зарплаты, и не сможет доказать неполучение соответствующих предупреждений.

Кстати, напомним, что эксперимент по электронному кадровому документообороту, по которому в конце апреля подписан закон, дистанционщиков обходит стороной.