Экс-сотрудница доказала в суде не только факт отправки по электронке сообщения о нетрудоспособности, но и факт его получения начальником.

М. по совместительству на четверти ставки работала хирургом в частной клинике. Осенью 2018 года она заболела и не раз продлевала больничный: с 27 сентября по 11 октября, с 12 по 26 октября, с 27 октября по 9 ноября. 11 октября М. сообщила о ситуации непосредственному руководителю Ч., послав ему письмо на корпоративную "электронку". Но работодатель всё же уволил её с 17 октября, прислав об этом уведомление в ответном письме. Основание увольнения – приём на её место основного сотрудника (статья 288 ТК).

Уволенная обратилась в суд, требуя восстановить её на работе, взыскать зарплату за время вынужденного прогула (890 тысяч рублей), компенсировать моральный вред (100 тысяч). М. пояснила: увольнение незаконно, потому что произошло во время её болезни.

Суд первой инстанции установил для начала, что в момент увольнения М. действительно болела. Это подтверждают представленные ею листы нетрудоспособности и сведения из региональныого отделения ФСС. Выписной эпикриз подтверждает, что с 12 по 25 октября М. лежала в хирургии горбольницы.  

М. также доказала суду, что её уведомление о болезни, высланное по электронной почте руководству, было получено. Истец предоставила отчёт об отправлении письма и заключение специалиста института независимых исследований и оценки, заверенные нотариусом. Документами был подтверждён факт направления и получения письма в указанное М. время, а также то, что оно прошло весь путь по серверам и дошло до почтового ящика адресата.

Бессрочный трудовой договор, заключенный с совместителем, действительно может быть прекращен в случае приёма на работу сотрудника, для которого это место будет основным (статья 288 ТК). Но не допускается увольнение работника по инициативе работодателя, в то время, когда работник болеет или находится в отпуске (исключение – ликвидация фирмы или прекращение деятельности ИП) – об этом говорит часть 6 статьи 81 ТК.

Так что в случае М. увольнение незаконно, решил суд первой инстанции. М. была восстановлена, в её пользу взыскана зарплата в размере 878 тысяч рублей, и 20 тысяч рублей – за моральный вред. Решение в части восстановления на работе и взыскания зарплаты за три месяца (319 тысяч рублей) подлежит немедленному исполнению (решение Куйбышевского райсуда Санкт-Петербурга от 23 мая 2019 года по делу № 2-706/2019).  

Работодатель пожаловался в апелляционную инстанцию, настаивая на том, что М. не сообщила о своём больничном, а значит, злоупотребила правом (статья 10 ГК). Но апелляция оставила в силе решение райсуда (определение Санкт-Петербургского горсуда от 17.09.2019 года № 33-20456/2019).

Судья отметил, что наличие или отсутствие в действиях М. злоупотребления правом действительно было одним из юридически значимых обстоятельств по данному делу. Но злоупотребления не было – суду были представлены доказательства уведомления М. работодателя о своей болезни.

Известны случаи, когда при грамонтном изучении этого вопроса работник способен даже прикрыть больничным прогул, "нагрев" работодателя на 735 тысяч рублей.