В списке товаров, подлежащих маркировке, - десять групп товаров: покрышки, сигареты, фотоаппараты, обувь, парфюмерия, постельное белье и четыре наименования одежды. Данная мера призвана снизить число контрафактной продукции. Но многие производители пока не представляют, как система будет работать, и на всякий случай предупреждают: цены могут вырасти.

Эталонная шуба

Год назад в России заработала обязательная маркировка меховых изделий. По сути, это был пробный шар. Доля контрафакта на рынке достигала 70 процентов. И идея маркировать изделия поступила в минпромторг от тогда еще немногочисленных легальных игроков. Сейчас, по данным Ассоциации компаний розничной торговли, с помощью чипов отслеживается до 65 процентов рынка.

И список расширяется. Первыми начнут чипировать табачные изделия. Для них маркировка станет обязательной с 1 марта 2019 года. Но производители сигарет уверены: они успеют подготовиться к нововведениям, тем более что в Петербурге в прошлом году две табачные компании уже проводили эксперимент по введению маркировки, и он прошел успешно.

Так как сигареты и без нововведений - товар подакцизный, то основные расходы производителей были операционными - им нужно было просто нанести на пачку дополнительную идентификационную метку. С 1 июля следующего года новые требования появятся и к обуви.

Для остальных наименований маркировка станет обязательной с декабря следующего года.

То, что большая часть товаров относится к легкой промышленности, неудивительно. По оценкам Высшей школы экономики, доля контрафактной одежды и обуви на рынке превышает 35 процентов.

Это подтверждает и судебная статистика. "Российская газета" проанализировала решения Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области по контрафактным товарам. С начала года судом было рассмотрено 103 таких дела. В 54 процентах случаев речь шла о подделке одежды и обуви.

Контрафакт выявляли на таможне, во время рейдов по магазинам и складам. Причем размеры партий поражали воображение. Например, малое предприятие "Новые технологии" ввезло в Петербург 43 тонны ширпотреба под видом сварных труб поперечного сечения. С начала года Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области рассмотрел пять дел в отношении этой компании по искам таможни.

Во всех пяти эпизодах получатель груза был оштрафован на сумму в 50 тысяч рублей. Такие же штрафы, к слову, выписывались и индивидуальным предпринимателям, у которых находили 10-15 пар наименований псевдобрендовой одежды.

Но если для владельца киоска, который едва сводит дебет с кредитом, сумма в 50 тысяч еще может оказаться критичной, то вряд ли она остановит бизнесменов, которые ввозят ширпотреб тоннами. И именно от таких предпринимателей новая маркировка должна защитить рынок.

В поисках формы

Какими конкретно метками будут маркировать одежду, пока еще не определено. На сессии ПМЭФ во время обсуждения проблемы контрафакта представители минпром-торга, Евразийской экономической комиссии и Ассоциации компаний розничной торговли сошлись во мнении, что договориться о единстве марки не получится, что сама метка будет отличаться на разных видах товаров. И сейчас необходимо договариваться с бизнесом, обсуждать, какие носители он готов использовать.

Обеспечивать производителей индивидуальной маркировкой будет Центр развития перспективных технологий, именно эта структура отвечала за "чипирование" меховых изделий. По словам Михаила Дубина, председателя совета директоров центра, техническая возможность оснастить чипами всех производителей существует.

Очевидно, что массив данных будет просто колоссальный, его не сравнить ни с ЕГАИС, ни с шубами. Маркировать должны каждую коробку с обувью, каждую ветровку и трикотажную блузку. Кофт и ботинок в России продается больше, чем шуб. Соответственно, система должна быть готова к большему количеству транзакций. Причем эта система будет сложнее, чем ЕГАИС, ведь в ней должны быть предусмотрены опции возврата товара в оборот, на случай, если покупатель вернул вещь в магазин. Более того, метка должна быть прочной.

Законодательство о защите прав потребителей разрешает вернуть ношеную вещь в магазин, если брак выявился в течение гарантийного срока. Применительно к маркировке это означает, что метка должна выдержать стирку в стиральной машине. Чипы для шуб или метки ЕГАИС для спиртных напитков таким испытаниям не подвергались.

Открыт пока вопрос и по стоимости таких меток. Называются суммы от 6 до 15 рублей за штуку. Но если для меховых изделий цена метки оказалась не сильно заметной, то одежда из эконом-сегмента просто не сможет не отреагировать на их появление.

Блузон превращается в фуфайку

- Проще всего соблюсти закон о маркировке будет фабрикам - там, где есть большие тиражи, низкая себестоимость и отлаженный производственный процесс. Цель чипирования - избежать подделок. Пока наши дизайнеры жалуются только на то, что высокие международные бренды крадут их творческие идеи, ставят на поток, коммерциализируют и получают выгоду, - говорит дизайнер, основатель фестиваля "Русские сезоны" Дарья Мациевская.

Эксперт отмечает: в отрасли не знают, подделывается ли продукция отечественных фабрик. Но простенькая кофта от российской фабрики ниже 500 рублей стоить не будет, а вот аналогичная вещь, нелегально ввезенная, например, из Узбекистана, может продаваться за 200. Соответственно, при введении маркировки при ввозе импортной вещи придется заплатить все налоги, и иностранные товары уравняются с отечественными в цене. А это даст российским производителям конкурентное преимущество.

Правда, утвержденный список для маркировки одежды вызвал неоднозначную реакцию среди владельцев ателье. В перечне встречается одежда из кожи, мужские, женские детские пальто и куртки, а также трикотажные дамские блузоны. В последнем пункте фигурирует не только промышленное производство, но и ручная вязка.

Почему именно блузоны, а не платья или брюки? Петербургский модельер Юлия Шляхова не может для себя найти ответ на этот вопрос. Обороты ее бизнеса пока довольно скромные, и предпринимательница с ужасом думает, как ей реализовывать маркировку на практике.

По словам Юлии Шляховой, проблема усугубляется еще и тем, что понятие блузона для производителей одежды довольно расплывчатое. Например, предпринимателю ничего не стоит назвать свое изделие кардиганом, водолазкой, фуфайкой или свитшотом, что освободит его от обязательной маркировки.

Бизнес по пошиву одежды и так сложно называть маржинальным, а если маркировка станет обязательной, то это значит, что предпринимателям придется где-то закупать готовые метки или приобретать оборудование для печати. В условиях непромышленного производства одежды траты окажутся существенно выше тех 6-15 рублей, которые потратят фабрики. Проблему признают и в Санкт-Петербургской торгово-промышленной палате.

- Конечно, как зачастую бывает, внедрение нового и переходные периоды сопряжены с рядом проблем. Увеличивается нагрузка на бизнес, и особенно это ощущают малые предприятия и ИП. Из-за увеличения себестоимости есть риск роста цен на данные товары для потребителя. Кроме того, получается, что планируемая маркировка некоторых видов товаров будет дублировать другие системы регулирования, - говорит председатель совета Санкт-Петербургской торгово-промышленной палаты Владимир Катенев. Тем не менее, эксперт выразил уверенность, что эти проблемы решаемы, поскольку обязательная маркировка направлена на поддержку добросовестных участников рынка.

Контрафакт в легкой промышленности отличается, например, от контрафакта в сегменте лекарств или тормозных колодок тем, что гражданину, как правило, прекрасно известно, что он приобретает подделку.

Но гражданин все равно берет эти вещи из экономии. Соответственно, при введении маркировки разница между ценами на подделку и легальные вещи станет еще заметнее. Чтобы стимулировать покупателей приобретать товары с маркировками, в центре развития перспективных технологий рассматривают вариант введения кэш-бека. Эта мера позволит стимулировать или хоть как-то сбалансировать траты покупателя.

Кстати

В перспективе список обязательных для идентификационной маркировки изделий еще увеличиться. К 2024 году метками планируется снабжать все выпускаемые в России товары. Такой подход направлен на то, чтобы каждый товар оставлял свой цифровой след. Массив полученных данных позволит полностью изменить представления об аналитике и статистике. Так, производители смогут достоверно знать, какой товар, в какое время года и в каких точках у них приобретают активнее всего. И они смогут направить свои производ-ственные мощности на реализацию конкретных интересов потребителя. Государственные структуры получат реальные данные о производстве и оборотах каждого предприятия, что позволит повысить собираемость налогов и оказывать льготы тем, кто действительно в этом нуждается. То, что это не фантастика, показывает пример с шубами. По информации члена президиума Ассоциации розничной торговли Вугара Исаева, когда маркировка заработала, выяснилось, что крупные сети дробили свой бизнес, превращались в малые предприятия и выбирали значительную долю государственных льгот. Сейчас такая схема уже невозможна. Соответственно, расширение маркировки на другие группы товаров позволит пролить свет на реальную ситуацию в отрасли. И сейчас главный вопрос - готовы ли потребители проголосовать рублем за эти цифровые следы.