Заменили «ущерб» на «вред»

В борьбе с коррупцией одним из главных методов становится конфискация имущества. Но дискуссия о ее применении продолжается.

  • Новый порядок конфискации

Расширяется список статей, за которые полагается конфискация (поправки в Уголовный кодекс): незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183); заведомо ложная дача показаний, заключение эксперта, неправильный перевод при предварительном расследовании (ст. 307); посягательство на жизнь судей, сотрудников следствия и прокуратуры, а также их близких (ст. 295); отказ свидетеля или потерпевшего от заявленного ими ранее (ст. 308); подкуп свидетелей или принуждение к даче ложных показаний или неправильному переводу (ст. 309); подделка подписей избирателей (ч. 2 ст. 142), подкуп избирателей или сотрудников избиркомов (ч. 2 ст. 141) и финансирование избирательной кампании помимо избирательного фонда (ст. 141.1).

Конкретизировано само понятие «конфискации». Теперь оно понимается не только как «принудительное безвозмездное обращение в собственность государства», но и «изъятие». А основанием для применения конфискации становится не решение суда, а обвинительный приговор. Понятие «компенсация ущерба» заменено «компенсацией вреда».

Это более четкая формулировка, она гарантирует, что огульного наложения ареста на имущество не будет, считает адвокат Владимир Жеребенков: была опасность, что все коммерческие споры будут решать таким способом. Заменив «ущерб» на «вред», законодатель предусмотрел, что вопрос о моральном вреде будет решаться в уголовном порядке, а раньше людям приходилось возбуждать гражданский процесс, объясняет он.

Адвокат компании «Юков, Хренов и партнеры» Дмитрий Степанов считает, что введение конфискации по ст. 183 направлено против людей, которые помогают рейдерам получить закрытую информацию: данные о физлицах, налоговую отчетность, финансовые движения, принадлежность имущества. Борясь с разглашением банковской тайны, авторы законопроекта надеются решить проблему утечки информации о проводках платежей, которая то и дело появляется на рынке, полагает Степанов.

Жеребенков возражает против нормы, возлагающей материальную ответственность на свидетелей за ложную дачу показаний: «Под эту сурдинку можно изъять все имущество — конкретизировать вред, нанесенный ложной дачей показаний или неправильным заключением, невозможно».

Конфискация в отношении юридических лиц применяется в том случае, если произошла незаконная передача от его имени «должностному лицу» (коммерческой или иной организации) денег, ценных бумаг иного имущества, а также услуг имущественного характера за совершение им действия (бездействия) в интересах юрлица. В этом случае предусматривается наложение штрафа в трехкратном размере переданных благ (но не менее 1 млн руб.), плюс конфискация взятки.

Пока нет оппозиции, которая могла бы требовать реальных антикоррупционных действий, борьба с коррупцией бессмысленна, считает президент фонда «Индем» Георгий Сатаров: это борьба с собственностью коррупционеров или за их собственность. Это все равно, что морить тараканов, смеется он: самые сильные выживают и размножаются.

Член президентского совета Анатолий Кучерена обещает, что применение конфискации по статьям 307, 308 и 309 еще будет обсуждаться — в Госдуме при подготовке пакета ко второму чтению и в Общественной палате.

  • Работник-работодатель

В антикоррупционном пакете законопроектов, который 30 сентября был одобрен советом по противодействию коррупции под председательством президента Дмитрия Медведева, говорилось, что после увольнения чиновники в течение двух лет не будут иметь права занимать должности в коммерческих структурах, с которыми были связаны на госслужбе, если только на это не согласится их бывшее начальство. По словам руководителя администрации президента Сергея Нарышкина, сначала был просто запрет, но это вызвало «ряд замечаний» и чиновникам все-таки разрешат согласовывать переход на работу в бизнес с позволения. Но в документе, который внесен в Госдуму, говорится, что такое решение должна принимать комиссия по урегулированию конфликта интересов. Этот порядок распространяется и на муниципальных служащих. В случае нарушения бывшему чиновнику или его нанимателю без образования юридического лица грозит штраф 20 000-50 000 руб., работодателю — юридическому лицу — 100 000-500 000 руб.

Ограничение на трудоустройство чиновников в «подведомственные» коммерческие структуры было еще в законе о госслужбе, который действует с 2005 г., помнит Павел Кудюкин, доцент кафедры теории и практики госуправления Высшей школы экономики, но оно не работало: механизмов контроля и санкций за нарушение такого ограничения не было предусмотрено.

Первый зампред комитета по безопасности Михаил Гришанков считает, что в любом случае внесение антикоррупционного пакета важное событие, а сам законопроект проработан системно — ссылок на подзаконные акты в нем почти нет. И русскоязычная, и англоязычная версии и национального плана по борьбе с коррупцией, и всех законов появится на официальном сайте президента России kremlin.ru, дискуссии пройдут в регионах и обществе. Это будет учтено, по его мнению, в докладе Graco («Группа стран против коррупции»), которая должна в декабре оценить состояние борьбы с коррупцией в России. К этому времени предполагается, что весь пакет законопроектов будет уже принят.

Гришанков считает, что в законе должно быть более четко прописано понятие «коррупционное правонарушение», а вопросы конфискации имущества должны найти развитие не в сторону увеличения количества статей, а в сторону продуманного механизма их применения.