Приняв SMS от банка за ошибочное, директор фирмы "влетел" на 6 с лишним миллионов

ООО заключило с банком, в котором у него был расчётный счёт, договор на обслуживание через интернет, предусматривавший использование электронной цифровой подписи. Позже к этому договору было заключено допсоглашение, обязывающее клиента в случае обнаружения компрометации электронной подписи незамедлительно уведомить об этом банк по телефону, а затем ещё одно допсоглашение — об SMS-информировании по фактам входа в систему интернет-банка. Для информирования использовался телефон гендиректора ООО. 

В предпоследний день 2015 года гендиректор получил на свой телефон два сообщения о входе в систему, однако принял эту информацию за ошибочную и звонить в банк не стал. Оказалось, что в этот день счёт фирм был "облегчён" на сумму свыше 7,5 миллионов рублей, из которых почти 900 тысяч банк сумел вернуть, вовремя заблокировав доступ к управлению счётом через интернет.

Фирма попыталась вернуть деньги, подав иск к банку (дело № А56-41469/2016), но суд встал на сторону банка. Затем ООО вновь обратилось в арбитраж за возмещением убытков, но на этот раз фирма решила, что ответить за всё должен гендиректор — к тому времени уже бывший. 

Суды трёх инстанций (дело № А56-15334/2017) удовлетворили требования заявителя (постановление ВС от 24.07.2018 № 307-ЭС18-9645). При принятии решения в пользу пострадавшего ООО суды исходили, в частности, из постановления пленума ВАС от 30.07.2013 № 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица". Согласно пункту 2 указанного постановления, недобросовестность действий (в данном случае — бездействия) директора считается доказанной, если он знал либо должен был знать о том, что его бездействие не отвечает интересам возглавляемого им юрлица. 

Именно недобросовестное бездействие руководителя и стало причиной того, что ООО был причинён многомиллионный ущерб, который можно было бы предотвратить лишь одним телефонным звонком.