Анна Кокорева, замдиректора аналитического департамента Альпари, специально для "Российской газеты":

- Россия без доллара – неотвратимая реальность. Минфин, Минэкономразвития и Банк России уже направили свои предложения в правительство. Подробностей известно пока немного. Но если вспомнить "план главы ВТБ Костина" и учесть последние комментарии вице-премьера – министра финансов Антона Силуанова, направления дедолларизации примерно понятны.

Основная их суть состоит в том, чтобы рассчитываться с торговыми партнерами иными ликвидными валютами, исключив из расчетов доллар США, перевести компании в российскую юрисдикцию и снизить расчеты в иностранной валюте между корпорациями внутри страны.

Возникает вопрос, а зачем это нужно? И почему задумались об этом только сейчас? Ответы на эти вопросы лежат на поверхности. Раньше мы жили в относительном мире со всеми государствами, не было санкций, и глобализация никому не мешала спокойно вести торговлю и развиваться. В 2014 году ситуация начала кардинально трансформироваться. Хочется отметить, что меняться она начала не только в России. Если посмотреть направо и налево, то мы увидим, что экономические трудности испытывает ряд развивающихся стран, многие из которых стали жертвами внешней политики США. Кроме России, такими странами являются Венесуэла, Иран, Китай, Мексика и Турция.

Санкции в отношении нашей страны, которые продолжают нарастать как снежный ком, изменение конъюнктуры на товарных рынках (цены на нефть) и волатильность на валютном рынке наглядно показали зависимость экономики страны и в большей степени бюджета от валютного курса. Стоимость доллара определяет, какой объем доходов получит бюджет, сколько в рублях заработают экспортеры, сколько будут стоить импортные товары на прилавках и какой будет уровень инфляции. Любой скачок пары доллар/рубль находит отражение во всем перечисленном. Отчасти зависимость экономики от валютного курса привела к тому, что компании внутри страны предпочитают рассчитываться между собой в долларах, так как для них работать с ним проще, он является гарантом стабильности, а рубль нет.

Сегодня задача правительства – изменить эту ситуацию. Перейти на расчеты в национальных валютах удастся далеко не со всеми торговыми партнерами, так как валюты ряда из них являются неликвидными (например, вьетнамский донг). С такими партнерами можно рассчитываться альтернативными ликвидными валютами: евро, британский фунт, рупия, юань, швейцарский франк и еще ряд валют. Таким образом, мы получим диверсификацию рисков и снизим зависимость от колебаний курса, а также избежим сложностей при расчетах в долларах, которые возникают из-за санкций. Переход, вероятно, будет очень плавный и небыстрый, так как требует проведения переговоров с торговыми партнерами, которые не всегда проходят быстро и гладко.

Скорее всего, намеченная дедолларизация будет сопровождаться изменениями в законодательстве, так как на добровольной основе вряд ли компании поменяют юрисдикцию и снизят расчеты в долларах. Наличие конкретного закона, который будет определять допустимую долю расчетов в американской валюте для компаний, будет, наверное, самым действенным вариантом. В любом случае должен быть какой-либо пошаговый план. По нашим оценкам, если государство займется этим вопросом всерьез, то существенного снижения расчетов в долларах можно будет добиться уже через пять лет. За судьбу своих сбережений и возможность свободно купить доллар население может не переживать. Вряд ли их коснется дедолларизация. Хотя, конечно, существует точка зрения, что процесс отказа от доллара в расчетах создаст дефициту американской валюты внутри страны, что приведет к автоматическому увеличению курса, то есть еще большему падению рубля.

Однако в процессе дедолларизации спрос на отечественную валюту должен вырасти, а на доллар – упасть, таким образом, рубль, наоборот, должен укрепиться. Но поскольку процедура отказа будет растянута во времени и даже затянется на годы, то и позитивный эффект будет размыт. В заключение стоит сказать, что о снижении доли расчетов в долларах задумалась не только Россия, некоторые даже перешли на расчеты в собственной криптовалюте (Венесуэла). В первую очередь это один из признаков деглобализации, а значит, в дальнейшем страны будут активнее защищать интересы своих экономик.

Таким образом, США и доллар в долгосрочной перспективе рискуют потерять статус мировой державы и главной резервной валюты, а также ослабить свое беспрецедентное влияние на глобальную экономику.