В  сентябре 2013 года между банком и ООО заключено кредитное соглашение на открытие кредитной линии на 5,8 млн рублей. Поручителями по договору явились А., С. и Т., а в залог предоставлены нежилые помещения, находящиеся в собственности указанных лиц.

В июле 2014 года А. полностью погасил задолженность ООО перед банком и обратился в суд с намерением вернуть переплаченные деньги.

Суды двух инстанций постановили взыскать с ООО в пользу А. сумму погашенной задолженности. Суды отметили, что поручители поручились за одного и того же должника (ООО) независимо друг от друга, их ответственность не является солидарной и каждый из них не отвечает за другого поручителя. При этом А. в связи с исполнением им денежного обязательства стал кредитором, а имущество, в котором он имеет долю в праве собственности, по мнению судов, не может быть предметом залога.

В кассационной жалобе А. просит взыскать долг в солидарном порядке с С. и Т. и обратить взыскание на заложенное имущество.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС (определение № 32-КГ16-4 от 31.05.2016) отменила решение судов. Согласно статье 365 ГК к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора. При этом лица, совместно давшие поручительство, отвечают солидарно, если иное не предусмотрено договором. Сопоручитель, исполнивший обязательство по договору поручительства, может предъявить к должнику требование об исполнении обязательства или другим сопоручителям в сумме, соответствующей их доле. Таким образом, А. вправе требовать от других поручителей и должника исполнения обязательства в зависимости от вида поручительства солидарно или пропорционально.

Суд также отметил, что оснований для прекращения залога не имелось, поскольку право на предмет залога не перешло залогодержателю – 2/3 долей в праве собственности на предмет залога принадлежат С. и Т. Таким образом, принадлежность 1/3 доли заложенного имущества истцу не является препятствием к обращению взыскания на доли иных залогодателей.