Мосгорсуд защитил клиента, которого банк подозревал в отмывании средств
© bmcxtwo.appspot.com

После поступления и обналичивания крупных денежных сумм банк заподозрил клиента в отмывании преступных доходов и попросил доказать, что это не так. А когда тот не предоставил затребованных документов, заблокировал карту и счет. Первая инстанция решила, что потребитель в этом случае не прав, а апелляция сочла, что такая "заморозка" счета – нарушение прав клиента, и решение отменила.

А. Мазетов заключил с ЗАО "Райффайзенбанк" договор на открытие счета и получение карты, чтобы иметь возможность дистанционно распоряжаться поступившими средствами. Претензий к банку у него не было до тех пор, пока однажды не обнаружилось, что карта и счет заблокированы. "Райффайзен" заподозрил клиента в отмывании доходов, полученных преступным путем потому, что на его счет поступали крупные суммы денег от некоего ООО "Грост", которые Мазетов обналичивал, снимая средства с карты в банкоматах. Согласно выписке из ЕГРЮЛ, в Москве работает одна фирма с таким названием, еще три – в Можайске, городе Арсеньеве Приморского края и Новосибирске, все они занимаются оптовой торговлей. В числе учредителей или руководителей этих организаций Мазетов не значится. Банк, на основании п. 14 ст. 7 закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма", запросил у владельца счета документы, подтверждающие наличие правоотношений с юрлицом, от которого поступали деньги, бумаги, обосновывающие необходимость обналичивания денежных средств, а также пояснения об экономических целях проводимых операций. Мазетов на эту просьбу не отреагировал, но обратился в "Райффайзенбанк" с претензией, требуя разблокировать счет и карту. Ответа на нее он так не получил, поэтому в октябре 2014 года подал иск в Останкинский райсуд (дело № 2-279/2015) с требованием признать действия банка незаконными, обязать его выдать "замороженные" денежные средства и выплатить компенсацию морального вреда (суммы требований из судебных актов вымараны).

Судья Ольга Гусева встала на сторону банка, указав в решении, что при подписании анкеты-заявления истец подтвердил, что ознакомлен и согласен с условиями открытия текущего счета и выпуска банковских карт ЗАО "Райффайзенбанк". Согласно этим документам и закону о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, банк, в случае возникновения подозрений, был обязан затребовать у клиента информацию, свидетельствующую о характере и содержании любой операции, а тот должен был ее предоставить.

Мазетов ничем не подтвердил, что выполнил законное, по мнению Гусевой, требование кредитной организации. "Вместе с тем, утверждение истца о блокировке карты, счета и ограничении его прав клиента на распоряжение денежными средствами со ссылкой на положения ст. 858 ГК РФ, объективными доказательствами не подтверждены. При указанных обстоятельствах утверждение о блокировке счета несостоятельно", – сказано в решении суда. А на заседании представитель истца не смогла пояснить суду, в каких отношениях ее доверитель находится с ООО "Грост", и где он работает. В удовлетворении иска было отказано.

Мазетов обжаловал это решение в Мосгорсуде (дело № 33-19146). Апелляционная коллегия под председательством Ирины Ворониной, которая рассмотрела жалобу 16 июня этого года, с выводами коллеги не согласилась.

В апелляционном определении указано, что согласно положениям ст. 858 ГК РФ ограничение прав клиента на распоряжение находящимися на его счете деньгами, не допускается, за исключением наложения на них ареста или приостановления операций по счету в случаях, предусмотренных законом. Согласно положениям закона о противодействии отмыванию преступных доходов, банк может приостановить операции со счетом клиента в следующих случаях:

  • самостоятельно, на срок до пяти рабочих дней (п. 10 ст. 7);
  • на основании полученного от Росфинмониторинга постановления – на срок до 30 суток (абз. 3 ст. 8);
  • по решению суда на основании заявления Росфинмониторинга на срок до отмены такого решения (абз. 4 ст. 8).

Введения ограничений на зачисление денежных средств законом не предусмотрено, а блокировка карты не позволяет не только распоряжаться деньгами со счета, но и пополнять его. Из всего перечисленного выше апелляционная коллегия сделала вывод, что без постановления Росфинмониторинга или решения суда срок блокировки карты, превышающий пятидневный, является нарушением прав потребителя. Доказательств того, что он получал такое постановление или решение, "Райффайзенбанк" не предоставил. Суд признал блокировку карты – незаконной, не вняв доводам ответчика о том, что Мазетов не мог распоряжаться средствами только дистанционно, а непосредственно при обращении в банк имел право совершать любые нужные ему операции. "Возможность управлять счетом дистанционно с использованием банковской карты являлась условием договора, ограничение прав клиента на распоряжение денежными средствами, находящимися на счете, сверх установленного законом срока, свидетельствует о ненадлежащем исполнении банком условий договора и о нарушении прав истца, что противоречит положениям ст. 845, 858 ГК РФ", – сказано в апелляционном определении Мосгорсуда.

Апелляция отменила предыдущее решение и взыскала в пользу Мазетова штраф и компенсацию морального вреда.
Весной этого года апелляционная коллегия, где председателем была та же Воронина, приняла почти такое же решение по жалобе Силкиной. Она попала в аналогичную ситуацию – открыла счет и завела карту в "Райффайзенбанке", а тот, обнаружив "нетипичные" хозяйственные операции – поступление и обналичивание крупных сумм – счет и карту "заморозил". В этом случае суд первой инстанции также не нашел нарушений в действиях банка, а апелляция удовлетворила требования Силкиной, отказав ей только во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.