Падение внутреннего спроса замедлилось - в июле его снова разгонят инфляция и ослабление рубля

В июне 2015 года Росстат зафиксировал замедление скорости падения инвестиций, реальных зарплат, увеличение занятости — и углубление падения частного потребления. Это позволило замедлить спад внутреннего спроса с 7,9% в мае до 7,6% в июне, считают в ING Eurasia. Между тем на фоне роста инфляции, постепенного ослабления рубля и выхода на рынок труда новой рабочей силы динамика внутреннего спроса в оставшиеся месяцы лета вновь ухудшится.

Июльская порция статистики Росстата, характеризующей состояние внутреннего потребительского и инвестиционного спроса, в очередной раз преподнесла сюрпризы. Хотя консенсус-прогнозы ставили на дальнейшее ухудшение показателей безработицы, реальных зарплат и инвестиций при улучшении показателей частного потребительского спроса, статистика демонстрирует прямо противоположную картину.

В годовом выражении падение реальных зарплат в июне замедлилось до 7,4% (с 7,2% в мае), а инвестиций — до 7,1% (7,6%). Уровень безработицы снизился на 0,2 процентного пункта (п. п.) — до 5,6%. Вместе с этим глубина падения оборота розничной торговли увеличилась на те же 0,2 п. п.— до 9,4%. По оценке Дмитрия Полевого из ING Eurasia, замедление спада инвестиций притормозило общее падение внутреннего спроса до 7,6% в июне с 7,9% в мае.

Замедление инвестиционного спада, по мнению опрошенных "Ъ" аналитиков, можно объяснить некоторым улучшением финансовых показателей предприятий (целиком обусловлено ослаблением рубля — см. "Ъ" от 13 июля), снижением банковских процентных ставок и частично восстановлением запасов компаний. Впрочем, все это лишь гипотезы. Падение объемов капитального строительства в июне год к году осталось на уровне мая — минус 10%. "Статистика инвестиций крайне волатильна и может быть пересмотрена",— отмечает господин Полевой.

Подробный анализ данных о потреблении, реальных зарплатах и занятости также дает смешанную картину, свидетельствуют оценки ЦМАКП. После роста в мае и апреле (см. "Ъ" от 19 июня) в июне по сравнению с маем с учетом сезонности реальные зарплаты уменьшились на 0,2%. Однако если их среднемесячные темпы роста в первом квартале составляли минус 1,4%, то во втором стали положительными на уровне 0,3%. Оборот розницы в то же время в июне просел на 0,6% после стабилизации в мае (0,1%). В июне потребление продовольствия снизилось на 0,7% (в мае — также на 0,7%), непродовольственных товаров сократилось на 0,4% (в мае — выросло на 0,3%), а платных услуг увеличилось на 0,4% (-0,8% за май). Игорь Поляков из ЦМАКП считает, что в ожидании июльского роста регулируемых тарифов домохозяйства решали проблемы ремонтов своих квартир и загородного жилья, в силу отпусков увеличивались их расходы на туризм и транспорт (по России, так как объем поездок за границу сократился на 40%). Снижение же уровня безработицы с 5,7% в мае до 5,5% в июне с учетом сезонных колебаний носит временный характер, уверен господин Поляков. "То, что мы наблюдаем в данных о безработице, вряд ли можно считать началом тенденции к ее снижению. Приход новых работников на рынок труда уже в июле (выпускников - "Ъ") изменит картину. А с четвертого квартала, если не произойдет неожиданных улучшений, можно ожидать всплеска увольнений",— считает он.

В целом же увеличение регулируемых тарифов может повысить уровень годовой инфляции с 15,3% в июне до 16% в июле, ожидают в ЦМАКП. Отсутствие заметной индексации зарплат в бюджетном и, очевидно, частном секторах увеличит годовые темпы падения реальных зарплат с 7,2% в июне более чем до 8% в июле, что негативно скажется и на потреблении. Дальнейшая динамика частного спроса будет зависеть как от силы осенней продовольственной дефляции, так и от динамики нефти и курса рубля. "Дальнейшее ослабление нефтяных цен несет дополнительный риск углубления спада в экономике. С конца июня нефть Brent в рублевом выражении подешевела на 8%",— заключают в Barclays Research.