Банк России расширяет подход к расчистке банковского сектора. Строгие меры воздействия к игрокам, практикующим сомнительные операции, будут распространены и на иные рискованные ситуации. Реальность деятельности заемщиков будет контролироваться не только по новым ссудам, но и по всем ранее выданным кредитам. А связанность заемщиков с собственниками банков будет квалифицироваться с помощью мотивированного суждения ЦБ. Это и есть тот самый превентивный надзор, который пообещала банкам глава ЦБ Эльвира Набиуллина на Международном банковском конгрессе в Санкт-Петербурге.

О том, какие именно меры намерен принять Банк России для повышения превентивности надзора за банками, "Ъ" рассказал зампред ЦБ Василий Поздышев. Более ранние и более жесткие санкции к банкам за чрезмерные риски будут применяться по аналогии с такими рискориентированными надзорными инструментами, как уже вышедшие письма 172-Т и 92-Т. Сейчас они позволяют выявить риски высокой вовлеченности банков в проведение сомнительных финансовых операций, применять к ним усиленный надзорный режим и меры воздействия — ограничения на определенный тип операций. Если кредитная организация исправляет недостатки в работе и устраняет эти риски, то ежедневная отчетность и ограничения кассовых и внешнеэкономических операций могут быть отменены. Но если риски не снижаются, меры воздействия будут усиливаться (от ограничения к запрету и далее вплоть до крайних мер). "Подобным образом предполагается реагировать и на другие специфические риски, такие как высокий уровень ставок привлечения; скрытые вклады; большое количество кредитов компаниям с признаками технических; существенное завышение стоимости имущества; значительные объемы кредитного риска за вексельными, паевыми и иными схемами",— пояснил Василий Поздышев. То есть жесткие оперативные меры ждут банки не только за обнальные и отмывочные операции.

Кроме этого предполагается более широкое применение требований к проверке заемщиков с признаками нереальной деятельности и к формированию повышенных резервов по портфелям кредитов с признаками "технических". Эти требования определены положением ЦБ 254-П. "С 1 января 2014 года эти правила заработали только в отношении ссуд, вновь выданных и реструктурированных с этой даты, то есть в отношении только новых кредитов. С начала следующего года эти требования будут применяться в отношении кредитов не только вновь выдаваемых, но и уже выданных",— указывает господин Поздышев.

Также речь пойдет о применении содержательного суждения Банка России, продолжает господин Поздышев. Поправки к закону о ЦБ закрепили понятие "связанное с кредитной организацией лицо", а также наделили регулятора правом с 1 января 2015 года квалифицировать такую связанность на основании мотивированного суждения. "В настоящее время Банк России разрабатывает нормативные акты, которые определят критерии возможной связанности и процесс принятия содержательного решения о признании заемщика связанным с кредитной организацией",— говорит Василий Поздышев. В этой связи с 1 января 2015 года планируется ввести новый норматив, ограничивающий риск связанных с кредитной организацией (и ее акционерами) заемщиков 20% капитала,— Н25.

Последний пункт плана регулятора по повышению превентивности надзора не новый для банкиров: риски субъективизма мотивированного суждения регулятора обсуждались уже неоднократно. А вот первые две меры вызвали разную реакцию участников рынка. "Что касается расширения круга заемщиков, реальность деятельности которых подлежит проверке, то, по сути, это означает, что банкам потребуется пересмотреть риски и резервы по всему корпоративному кредитному портфелю, что потребует немало времени, но в принципе некритично",— указывает представитель небольшого банка. Гораздо больше вопросов у банкиров по жесткой реакции Банка России не только на сомнительные, но вообще на все рискованные операции. "То, что очищать банковский сектор нужно, сомнений не вызывает. Другой вопрос — как будет идти процесс этой расчистки, насколько к этому готовы Агентство по страхованию вкладов, банковская система и клиенты банков, причем всех без исключения, которые традиционно нервно реагируют на масштабное применение жестких санкций к банкам,— говорит член совета директоров банка "Церих" Александр Арифов.— Хочется верить, что, задавая жесткий тон будущего банковского надзора, Центральный банк понимает реальный масштаб проблем в банках и не перейдет ту тонкую грань, за которой доверие к банковскому сектору может быть утеряно". "Пока сложно оценивать жесткость и эффективность задуманных ЦБ мер, многое будет зависеть как от формулировок, так и от их практического применения",— говорит вице-президент Ситибанка Наталья Николаева.