Банк России решился: ставка рефинансирования, до сих пор не отражавшая практически ничего, станет наконец реальным индикатором экономики. С помощью этого инструмента ЦБ рассчитывает в будущем все-таки обуздать инфляцию. Впрочем, ждать этого банкиры не готовы. В условиях отсутствия длинных дешевых денег в России они просят более практичных мер по удешевлению фондирования сейчас.

В пятницу Банк России объявил сразу о нескольких серьезных решениях совета директоров в области денежно-кредитной политики. Самым значимым из них в глобальном масштабе стало изменение роли ставки рефинансирования. Из номинального индикатора, не отражающего ни уровень инфляции, ни стоимость денег, она наконец превратится в реальный показатель. К 1 января 2016 года ставка рефинансирования будет скорректирована до уровня ключевой ставки, по которой ЦБ предоставляет банкам наибольший объем финансирования,— ставки недельного репо (на 13 сентября составляла 5,5% годовых, текущая ставка рефинансирования — 8,25%). Близка это ставка и к прогнозному показателю инфляции.

На переходный период именно ставка недельного репо объявлена ключевой, и именно она будет определять коридор ставок ЦБ — по одному процентному пункту вверх и вниз от ключевой ставки соответственно. В такой конфигурации максимальная стоимость денег ЦБ для банков составит 6,5%, минимальный заработок банков при размещении свободной ликвидности в ЦБ — 4,5%. Таким образом, на текущий момент ЦБ счел оптимальной волатильность ставок денежного рынка на уровне двух процентных пунктов. Ранее коридор был гораздо шире — 4,5-8,25%.

Второе объявленное в пятницу изменение не столь глобально, но не менее важно для банков с практической точки зрения. Это сокращение числа инструментов рефинансирования банков и унификация ставок по ним. С 1 февраля 2014 года Банк России приостановит финансирование банков по фиксированным ставкам на срок более одного дня. Таким образом, все неэкстренное финансирование банки будут получать на аукционной основе. С одной стороны, это снижает их возможности по затыканию существенных дыр в ликвидности любой ценой. С другой — по замыслу регулятора это заставит банки более взвешенно управлять ликвидностью.

Но есть и "пряник". Аукционы по предоставлению банкам денег под залог сформированных ими кредитных портфелей будут проводиться регулярно — раз в квартал (первый пройдет 14 октября, сейчас это разовые операции). Относительно дешевые деньги при этом (по стартовой ставке, на 0,25 п. п. превышающей ставку недельного РЕПО, то есть на текущий момент по 5,75%) будут выдаваться на срок три месяца.

Годовое финансирование от Банка России под кредитные портфели на аукционной основе, которое в июле ЦБ впервые опробовал (из лимита 500 млрд руб. банки тогда привлекли чуть более 300 млрд руб.), переводиться на регулярную основу пока не будет. Но, фактически сократив срок таких аукционов с года до 3 месяцев, ЦБ одновременно расширил базу возможного обеспечения по ним.

Участники рынка подобные нововведения приветствуют. "Все это похоже на приведение в порядок и причесывание всех инструментов регулятора под единый, понятный для рынка стандарт. Наконец, ключевой ставкой будет называться действительно самая важная ставка аукционного недельного РЕПО. Резюме: для рынка становится более прозрачным механизм влияния ЦБ на денежный рынок",— говорит главный аналитик Нордеа-банка Дмитрий Савченко. Собственно это — а вовсе не ужесточение или смягчение денежно-кредитной политики — и есть главная цель действий регулятора, и эта цель — в русле заявленного Банком России курса на инфляционное таргетирование.

Приближение ставки рефинансирования ЦБ к реальности — крайне важный шаг: хорошо, что ЦБ наконец-то решился замахнуться на эту священную корову, которая на самом деле уже давно стала атавизмом, говорит главный экономист АФК "Система" Евгений Надоршин. Когда ставка рефинасирования настолько оторвана от реальности, как у нас, в отличие от развитых экономик, это очень сильно искажает сигналы денежно-кредитной политики, идущие от регулятора, продолжает он: "В результате информацию о сохранении ставки, например, без изменения экономические агенты пытаются анализировать как знак чего-либо и, поскольку таковым он не является, реагируют неверно". "Многие, в первую очередь иностранные инвесторы, не понимали смысла российской ставки",— согласен ведущий аналитик Промсвязьбанка Алексей Егоров. Чистый сигнал от ЦБ о проводимой ДКП — это гарантия доверия внешних пользователей регулятору и, как следствие, банкам и экономике, заключает господин Надоршин.

Впрочем, позитивно оценивая макромеры ЦБ, банкиры все же считают, что с точки зрения рефинансирования банков ЦБ мог бы сделать больше. "В условиях отсутствия в России длинных денег в объемах, достаточных для кредитования экономики, ЦБ мог бы хотя бы попробовать отчасти компенсировать этот дефицит,— говорит топ-менеджер банка из топ-10.— Или, если уж вынуждает крупные банки привлекать длинное долговое финансирование на западе, то хотя бы снизить для них валютный риск путем проведения валютных свопов на аукционной основе". "Мы ведем с регулятором дискуссию об этом и рассчитываем, что новое руководство денежно-кредитного блока нас услышит",— поддерживает его другой банкир тоже из десятки крупнейших. На пресс-конференции глава ЦБ Эльвира Набиуллина представила журналистам Ксению Юдаеву — нового первого зампреда Банка России, курирующего этого направление.