Банковское сообщество просит Федеральную антимонопольную службу (ФАС) передать функции по осуществлению контроля за сделками банков с капиталом свыше 24 млрд рублей мегарегулятору. Об этом говорится в письме на имя замруководителя ФАС Андрея Кашеварова, которое направил президент Национального платежного совета (НПС) Андрей Емелин (есть в распоряжении «Известий»). В настоящее время подобные сделки контролирует антимонопольное ведомство.

Согласно закону «О банках и банковской деятельности», Центробанк не только осуществляет лицензирование кредитных организаций, но и принимает решение о регистрации их создания. В ходе этого процесса ЦБ осуществляет госконтроль за концентрацией банковских капиталов: так, для приобретения более 20% акций (долей) при учреждении банка требуется предварительное согласие ЦБ, а для приобретения более 1% — уведомление регулятора.

Кроме того, госконтроль за концентрацией капиталов банков осуществляет ФАС: если стоимость активов кредитной организации превысит 24 млрд рублей, то для совершения сделок с акциями (долями) банков требуется предварительное согласие антимонопольного ведомства. Это регламентировано статьей 29 закона о защите конкуренции и постановлением правительства от 30 мая 2007 года («Об установлении величин активов кредитных организаций в целях осуществления антимонопольного контроля»). При этом госконтроль за ограничивающими конкуренцию соглашениями банков осуществляет только ФАС.

НПС предлагает передать контроль за концентрацией капиталов банков мегарегулятору. Как отмечает Емелин, ЦБ в результате наделения его дополнительными полномочиями будет осуществлять надзор не только за банковской деятельностью, но и за деятельностью профучастников на рынке ценных бумаг. «В этом случае у ЦБ появятся дополнительные возможности по осуществлению контроля за концентрацией капиталов кредитных организаций», — пишет Емелин. При этом глава НПС предлагает сохранить компетенцию ФАС в части осуществления контроля за ограничивающими конкуренцию соглашениями банков.

— Инициатива по передаче в ведение ЦБ дополнительного инструмента контроля — очередной шаг на пути создания мегарегулятора, — комментирует предправления банка «Интеркоммерц» Александр Бугаевский. — Это, в свою очередь, позволит ему более объективно и комплексно анализировать и корректировать работу российского финансового сектора страны, включая рынок ценных бумаг. Полезна инициатива окажется и для банкиров — поскольку произойдет упрощение процедуры согласования. При этом не нарушится и закон о конкуренции — ведь НПС предлагает сохранить компетенцию ФАС в части осуществления контроля за ограничивающими конкуренцию соглашениями банков.

С точки зрения оптимизации процессов эта инициатива заслуживает внимания: двойной контроль по фактически одним и тем же вопросам зачастую добавляет лишь бюрократической работы, а каких-либо дополнительных благ участникам не дает, отмечает зампред Ланта-банка Дмитрий Шевченко.

— Более трех лет назад ФАС увеличивала порог антимонопольного контроля сделок по слияниям и поглощениям с участием банков с 6 млрд до 24 млрд рублей, — говорит предправления БКС-банка Эмиль Юсупов. — Банковское сообщество отметило в тот момент, что нововведение позволит ускорить процедуру консолидации, а рынок получит новых сильных игроков.

В то же время опрошенные «Известиями» эксперты отмечают, что ФАС до сих пор не блокировала крупные банковские сделки, то есть формально не пользовалась имеющимся у нее инструментом.

В течение трех лет в банковской сфере ФАС не блокировало сделки, в то же время ЦБ всегда участвовал в любых сделках в банковской сфере согласователем, указывает Юсупов.

— Я не помню случаев, когда ФАС блокировала бы сделки по объединению банков, — говорит старший аналитик Национального рейтингового агентства Максим Васин. — Тем не менее, перед одобрением, выдаваемым ФАС, условия сделок изучались ведомством. Если бы были причины для блокировки или выставления дополнительных требований к сделке, ФАС бы это сделала. Так, в 2009 году антимонопольная служба затягивала рассмотрение сделки по объединению банков на Дальнем Востоке в Азиатско-Тихоокеанский банк.

Один из банкиров на условиях анонимности отмечает, что антимонопольная служба всегда осторожно отслеживала покупки российских банков иностранными кредитными организациями.

По мнению аналитика UFS IC Александра Черкасова, объектами ограничения M&A активности со стороны независимого мегарегулятора могут стать крупнейшие государственные банки. Например, совокупная доля Сбербанка или ВТБ с их «дочками» в некоторых секторах банковских услуг доходит до 50%. Начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий указывает, что реализация предложения НПС чревата конфликтом интересов, так как ЦБ является владельцем Сбербанка, активно вовлеченного в сделки слияния и поглощения (например, поглощение Сбербанком «Тройки», турецкого Дениз-банка и центральноевропейской VBIGroup).

В ФАС не поддержали инициативу НПС.

— Никаких новелл в этой области мы с ЦБ не обсуждали, конструкция уже выстроена, и изменений не требует, отметил замруководителя ФАС Андрей Кашеваров.

В первые шесть месяцев 2013 года объем сделок по слиянию и поглощению в России достиг $13,4 млрд. В прошлом году цифра была практически в два раза выше — $27 млрд (данные Thomson Reuters).