Перечисленные в поправках в ГК РФ признаки аффелированности не ограничивают перечень связей аффилированности.

Об этом говорится в замечаниях и предложениях на президентские поправки в ГК РФ, которые разработал Российский союз промышленников и предпринимателей.

Например, по сравнению с действующим перечнем аффилированных лиц предложенный перечень в значительной степени расширяет круг аффилированности, поскольку допускает включение в этот перечень лиц, которые могут распоряжаться более чем 20% голосов юридического лица как самостоятельно, так и совместно с другими лицами, как прямо, так и косвенно (через третьих лиц). При этом не определяются формы совместного распоряжения голосами, должна ли эта совместность быть закреплена каким-либо законом, условиями договора (включая корпоративный договор) или подразумевать возможность одновременного принятия аналогичных решений несколькими независимыми друг от друга лицами (например, при принятии предложенного решения общим собранием акционеров).

Также не ограничивается степень косвенности при распоряжении голосами участников юридического лица, не даётся ответа на вопрос, насколько косвенным должно быть участие «аффилированного» лица.
Кроме того, дополнительным фактором, снимающим какие-либо границы при определении перечня аффилированных лиц, является положение, согласно которому судом может быть признано наличие аффилированности между лицами, несмотря на отсутствие оснований, указанных в пункте 2 статьи 53.2 ГК РФ в редакции законопроекта, в случае, если будет доказано, что эти лица получили фактическую возможность влиять на юридическое лицо в результате их согласованных действий. При этом данное положение также оперирует конструкциями, такими как «возможность влиять на юридическое лицо» и «в результате их согласованных действий», значение которых и место в системе правового регулирования не определяется ни в действующем законодательстве, ни в законопроекте.

Между тем институты аффилированности и контроля юридического лица в экономическом плане прочно связаны с понятиями группы лиц для целей антимонопольного регулирования. Следовательно, пересмотр концептуального подхода к регулированию этих институтов не может не быть увязан с пересмотром перечня лиц, входящих в одну группу лиц в рамках законодательства о защите конкуренции.

Закреплённый в законопроекте признак аффилированности физических лиц, объединяемых родственными связями, не соответствует предмету регулирования гражданского законодательства, так как отношения между физическими лицами не обязательно являются отношениями между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием.

Используемые в законопроекте категории «косвенно (через третьих лиц)», «совместно с другими лицами» не имеют чётких границ и затрудняют толкование понятия аффилированности, а кроме того, нарушают принцип правовой определённости нормы. В такой ситуации составление эмитентами списка аффилированных лиц представляется невыполнимой задачей.

В этой связи РСПП предлагает исключить данную статью из текста законопроекта.