ВАС рассмотрел дело о "третейской" доверенности

Высший Арбитражный Суд закрыл очередную лакуну в правовой базе работы третейских судов. В рамках рассмотрения спора предпринимательницы Светланы Моисеевой с фирмой "Тандер" члены президиума ВАС занялись поиском ответа на вопрос о том, законно ли решение коммерческого арбитража, если в доверенности на представительство интересов своей компании руководитель филиала не имел специального разрешения на участие в арбитражном разбирательстве.

Предпринимательница Светлана Моисеева заключила с ульяновским филиалом компании "Тандер" договор субаренды, который содержал пункт о том, что все споры и разногласия между его сторонами будет рассматривать Третейский суд для разрешения экономических споров при Ульяновской торгово-промышленной палате. Затем, полагая, что "Тандер" не выполнил свои обязательства по договору, Моисеева обратилась в арбитраж, который взыскал с субарендатора 15000 руб. задолженности по арендной плате, пени и штраф в размере 100000 руб., а также 13811 руб. расходов по оплате третейского сбора. Однако "Тандер" это решение исполнять не стал, что подвигло предпринимательницу пойти в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения коммерческого арбитража.

Однако в суде выяснилось, что у руководителя ульяновского филиала "Тандер" не было права представлять интересы фирмы в арбитраже: его доверенность от генерального директора головной компании не содержала специального указания на это, в ней говорилось лишь о представительстве в судах общей юрисдикции и арбитражных судах. Более того, оказалось, что при рассмотрении спора третейским судом "Тандер" представляла его юрист Баранова, которой глава филиала передоверил свои полномочия. При этом сам руководитель ульяновского филиала "Тандера" утверждал, что Баранову он никогда не знал.

Поверив этому, суды всех инстанций отказали Моисеевой в выдаче исполнительного листа, посчитав, что передоверие было с пороком. К тому же, отметили они, уведомление о третейском разбирательство было направлено не по месту регистрации головного офиса компании в Краснодаре, а на адрес ее филиала в Ульяновске при отсутствии у его руководителя полномочий представлять интересы юридического лица в третейском суде. Однако тройка судей ВАС в составе Татьяны Нешатаевой, Анатолия Бабкина и Дмитрия Дедова с таким подходом не согласилась. Они посчитали, что дело (№ А32-41312/2009-31/772ТР) заслуживает передачи на рассмотрение его президиумом.

Как пояснила коллегам на заседании вчерашнего президиума Нешатаева, "дело завершает триптих правоотношений, связанных с доверенностями и полномочиями в третейском суде", а также рассказала и историю этого вопроса. "Первый раз мы решили, что генеральная доверенность, выданная филиалу является доверенностью как на заключение сделок, так и на представительство в третейских судах, — говорила она. — Потом по этой же компании „Тандер“ по тем же самым договорам мы в апреле этого года рассматривали дело о том, может ли доверенность, предоставленная компанией своей „дочке“ на заключение сделок, охватывать и разрешение заключать третейские соглашения. Мы тогда решили, что может. И после того, у нас появилось дело той же компании „Тандер“ и той же Моисеевой по тем же правоотношениям, которые они уже оспаривали. Оно было приостановлено до решения по предыдущему делу".
Нешатаева пояснила и то, почему делу "Тандер" опять посчастливилось попасть на президиум. "Сегодня в этом деле выдвигается другой аспект. Говорится о том, что если в доверенности, которая выдана генеральным директором головной компании своему филиалу, не указано четко, что директор этого филиала может участвовать в заседаниях третейского суда, то, значит, директор не может", — сказала она, подчеркнув, что такой является позиция "Тандера“, а потом добавила: "Вопрос оказался не решен в законодательстве, и он ложится на плечи суда".

Тройка судей предложила два варианта разрешения этого дела. Первый из них состоял в том, что право на представительство лица в рамках третейского разбирательства должно быть специально поименовано в доверенности как особый вид правомочий поверенного. Второй вариант предполагал, что специального указания в доверенности не требуется при условии, что в ней есть общее правомочие на представительство интересов в процессуальных отношениях. Поскольку нижестоящие суды не смогли найти подход к решению проблемы доверенности из-за пробела в законодательстве, это предстояло сделать Высшему Арбитражному Суду.

Из сторон на заседании президиума присутствовал только представитель "Тандер". Он повторил уже известные доводы, а также посетовал на то, что третейский суд вынес "заведомо незаконные" решения о взыскании денег с его фирмы и теперь Моисеева использует эти решения для своего неосновательного обогащения, почему-то игнорируя возможность обращения в арбитражные суды.

Однако президиум ВАС принял решение, соответствующее второму варианту решения дела, предложенному тройкой судей: он отменил все решения нижестоящих судов и предписал Арбитражному суду Краснодарского края выдать Моисеевой исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда. Решение это нельзя назвать непредсказуемым, принимая во внимание лояльное отношение Высшего Арбитражного Суда к коммерческим арбитражам после того, как Конституционный Суд подтвердил их широкую правомочность.