В 2009 году обвинительные приговоры за экономические преступления получили 2129 человек. Из них больше тысячи прошли по «чистым» экономическим статьям УК, остальные — «прицепом» с общеуголовными статьями.

Такие данные РБК daily предоставил депутат Госдумы Андрей Назаров, получивший их из Верховного суда. Статистику 2010 года и данные о ходатайствах об освобожденных в связи с гуманизацией наказаний судьи представить пока не смогли.

«В связи с гуманизацией УК депутат Назаров ранее направил в судебный департамент ВС и председателю ВС Вячеславу Лебедеву запрос», — рассказали РБК daily в думской фракции «Единой России». Парламентарий попросил статистику о числе осужденных по некоторым экономическим статьям УК. Кроме того, он запросил информацию «о количестве поступивших в суд жалоб, связанных с исполнением приговора». Дело в том, что согласно УПК приговор должен быть смягчен или отменен в случае, если по инкриминируемым подсудимым преступлениям принимается смягчающий закон.

Как пояснили в «ЕдРе», депутатский запрос был вызван принятием 9 апреля пакета президентских поправок о гуманизации УК в части «преступлений в сфере экономической деятельности». Согласно ним судам предписывается не сажать предпринимателей в период следствия, кроме того, отменяется ст. 173 УК («лжепредпринимательство»).

Согласно данным ВС, в 2009 году за экономические преступления, предусмотренные восемью перечисленными в депутатском запросе статьями, были осуждены 2129 человек. Из них 1146 признаны виновными исключительно за «экономику», другие 983 обвинялись в совокупности с другими составами преступлений.

Больше всего обвинительных приговоров (904) было вынесено по 171-й статье «незаконное предпринимательство», на втором месте — 174-я статья «легализация средств, приобретенных лицом в результате совершения им преступления» — 100 осужденных. За «лжепредпринимательство» осуждены 55 человек, за «незаконную банковскую деятельность» — 33 человека, за «уклонение от таможенных платежей» судимость приобрели 27 человек, за «легализацию средств, приобретенных другим лицом преступным путем» — еще 20 человек. За «невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте» осуждены пять человек, за «воспрепятствование законной предпринимательской деятельности» — двое.

Между тем депутат Назаров просил предоставить статистику по 1 апреля текущего года включительно. Также у судебного руководства не оказалось сведений «о количестве жалоб и ходатайств об освобождении или смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу». По словам первого зам­преда ВС Александра Петроченкова, такая форма статистической отчетности не предусмотрена.

Вместе с тем уже ясно, что снятие судимости светит лишь 55 осужденным в 2009 году «лже­предпринимателям». Еще 62 человека, осужденных вкупе с «лже­предпринимательством» и по другим статьям, могут рассчитывать на смягчение наказания.

Эксперты отмечают, что исходя из статистики нельзя делать вывод о количестве заключенных предпринимателей. По разным оценкам, за решеткой томится около 30—40 тыс. бизнесменов. Около 35% всех ежегодно рассматриваемых в российских судах дел имеют экономический уклон. Всего же за прошлый год правоохранительными органами было раскрыто более 1,65 млн преступлений.

«Не совсем понятно, почему депутат не заинтересовался налоговыми статьями УК, — отмечает адвокат Андрей Прокофьев. — Более того, у нас большинство дел разваливается на стадии доследственной проверки, после того как милиция или прокуратура вдруг теряют интерес к оплошавшему, по их мнению, бизнесмену».

«Очень много статей в УК «околоэкономического» характера — «контрабанда», «мошенничество», «дача взятки». Но они уже считаются общеуголовными преступлениями, хотя по ним также осуждаются бизнесмены», — добавляет юрист Артемий Дроздов.