Государство приступило к созданию проекта Почтового банка. Технологии и деньги оно надеется получить от частного инвестора.

К 1 апреля Внешэкономбанк должен будет представить на суд правительства и широкой публики план создания Почтового банка на базе своей дочки – Связь-банка и ФГУП «Почта России». К этому же сроку ВЭБ должен выбрать банки-партнеры, которые будут ему в этом помогать. 42 тыс. почтовых отделений обещают стать базой для финансового института, которого страна еще не видела.

В России идея почтового банка – не новая. До революции существовали почтово-телеграфные сберегательные кассы. В советское время сберегательные кассы создавали так называемые агентства – когда в отдаленных поселках одни и те же люди выполняли обязанности и почтовых служащих, и сотрудников сберкасс. В 1990-х годах группа ныне ушедших с российского рынка кредитных организаций - Мост-банк, «СБС-Агро» и «Менатеп» - наконец предложили проект почтового банка. В обмен на долю в 35% Связь-банка партнеры собирались вложить до $300 млн в строительство «общенационального» розничного банка на базе отделений почты. Тогдашний Госкомсвязь был благосклонен к проекту, депутаты же Госдумы подняли шум вокруг «тайной приватизации почты» - но дефолт 1998 года свернул эти планы. В 2003 году Связь-банк перешел под контроль компании «РТК-лизинг», которую связывали с именем бывшего министра связи Леонида Реймана. После этого началось активное сотрудничество банка с почтой. Ничего грандиозного из него не вышло, но пункты выдачи наличных Связь-банка в почтовых отделениях появились по всей стране. Тогда же, в 2003 году, глава комитета Совета Федерации по финансовым рынкам Сергей Васильев озвучил идею создания Почтового банка – конкурента «Сбера». Идея вызывала резонанс в прессе, но до решения правительства дело не дошло.

Вновь об этой идее заговорили в 2007 году, когда Герман Греф возглавил Сбербанк, вытеснив из него прежних топов. Бывший президент «Сбера» Андрей Казьмин возглавил ФГУП «Почта России», а его верный соратник Алла Алешкина – Связь-банк. Все заговорили, что теперь-то наконец начнется создание нового финансового суперучреждения. Но опять помешала случайность. Во-первых, Леонид Рейнман лишился министерского поста, а ассоциируемый с его именем фонд IPOC начал распродавать активы. Во-вторых, разразился финансовый кризис, у Связь-банка обнаружилась огромная дыра в балансе, и он пошел на санацию. Санатором же стал Внешэкономбанк, где по случайному стечению обстоятельств в качестве зампреда уже трудился бывший сенатор и пропагандист идеи Почтового банка Сергей Васильев.

Впрочем, и без всяких случайностей ВЭБу предстояло решать, что делать с санируемой кредитной организацией, и решение дать ей второй шанс за счет почты так и просилось. В общем, в конце прошлого года наблюдательный совет ВЭБа под председательством премьер-министра Владимира Путина принял решение о приготовлении коктейля из банкиров и почтальонов, поручив разработать план мероприятий до 1 апреля.

Опыт показывает, что существует три организационных схемы оказания финансовых услуг на почте. Во-первых, почта сама может их предоставлять – именно так поступает французская La Post. С другой стороны, банк может вырасти из недр почтового ведомства и превратиться в самостоятельный финансовый институт. Именно так возникли крупнейшие почтовые банки мира – Германии и Японии. С другой стороны, в Израиле Почтовый банк продолжает пока оставаться подразделением почтового же ведомства, хотя власти делают усилия по превращению его в полноценную коммерческую организацию по германо-японскому образцу.

Третий способ - когда посторонний коммерческий банк заключает с почтой договор, и в той или иной форме присутствует на территории отделений связи. Именно по этому сценарию до сих пор развивалась ситуация в России.