Исчезновения страховщиков – следствие технологической отсталости в регулировании этого рынка. Одними законами ситуацию не исправить, уверен заместитель главного редактора журнала «Финанс.» Артем Федоров.

Забавно, в рэнкинге Росстрахнадзора Городская страховая компания занимала аккурат сотое место со сборами чуть меньше 650 млн рублей за 9 месяцев. А теперь она пропала, но что больше всего потрясает: формально страховщик все еще вправе продавать свои услуги, воспользоваться которыми, вероятно, уже никому не придется. Пусть главный офис покинут, но наверняка бланки полисов есть у агентов и брокеров. Никто не накажет их за торговлю бестолковыми бумажками. Ведь с точки зрения закона ГСК все еще действующая страховая компания! Потому что приказ о приостановке ее лицензии хотя и подписан, но вступит в силу только после публикации. Печатный орган Минфина – «Финансовая газета» – выходит по четвергам. Ждем.

Двумя неделями раньше со счетов ПФР в ЦБ ушли 1,25 млрд рублей, хватило остатка рабочего дня, чтобы они начали растекаться по миру. У Банка России, впрочем, нашлись силы, чтобы обратить процесс. Но каковы были бы его шансы, кабы Пенсионный фонд хватился пропажи только через неделю? Нет, я ни в чем не подозреваю менеджеров или владельцев Городской страховой компании. Я говорю лишь о том, что с нынешней оперативностью и регулярностью контроля на страховом рынке исключить утечку активов невозможно. Работа надзорного органа монотонная, неспешная и зачастую бессмысленная. Мало того, что отчетность компании подают раз в квартал, так еще Административный регламент ФССН отводит на ее изучение целых 30 дней. Если же у страховщика нет неисполненных предписаний, то анализировать его документацию на предмет финансовой устойчивости и платежеспособности служба может «до момента поступления последующей отчетности».

Неудивительно, что пропажу первым «официально» констатировал Российский союз автостраховщиков. У него прямой, но ограниченный интерес. Прямой – потому что РСА, расплачиваясь из своих фондов по обязательствам разорившихся компаний, получает права требования к ним. Ограниченный – потому что союз волнуют только выплаты по ОСАГО. Клиенты по тому же каско – не забота РСА. Кстати, компенсационные фонды союза могут и исчерпаться, причем по пессимистическим прогнозам уже в следующем году. Пропажа ГСК, «автогражданские» сборы которой за 9 месяцев составили 358 млн рублей, вероятность негативного сценария повышает.

Страховщики разорялись и до кризиса – о причинах говорили уже много. Наверное, будут банкротиться и после. Но защитить интересы клиентов и других участников рынка можно. Не только законами и правилами. Их мало, нужны еще и технологии. Все уже изобретено – пруденциальный надзор в банковском секторе, несмотря на отдельные ЧП, эффективен. За соблюдением правил размещения средств ПИФами и НПФ следят спецдепозитарии, причем ежедневно. Процесс даже не требует участия чиновников. А страховая индустрия остается словно в каменном веке.