Смещение бюджетной политики с инвестиционных расходов к социальным дестимулирует экономику, приведет к хроническому дефициту бюджета и стремительному росту госдолга, считают эксперты.

Россия вступила в полосу хронического дефицита бюджета — в 2009-2011 гг. он составит в среднем 8% ВВП и лишь в 2012 г. сократится до 4%, считают аналитики S&P Фрэнк Гилл и Кай Штукенброк. Вчера агентство подтвердило рейтинги России на уровне ВВВ с прогнозом «негативный», означающим вероятность снижения рейтинга, если правительство в течение нескольких лет не сможет снизить дефицит, говорится в сообщении S&P. Прогнозы уровня дефицита основаны на затратах по капитализации банковской системы и повышении пенсионных обязательств — эти расходы аналитики оценивают соответственно в 6% и 14% ВВП за три года. Бюджетная дыра будет финансироваться нацфондами, пока они не кончатся, и растущими займами.

Но для экономики от повышенных бюджетных расходов пользы будет мало. Из-за необходимости финансировать растущие соцобязательства капитальные расходы бюджета сокращаются. Сфокусированность на текущих, а не на капзатратах означает, что влияние бюджета на экономический рост будет ограничено, объясняют Гилл и Штукенброк. Развитие экономики в таких условиях могло бы опираться на приток капитала. Но этому не способствует экономическая политика: из-за коррупции и противодействия реформам по повышению конкурентоспособности рынков объем прямых инвестиций в ближайшие пять лет будет низким, ожидают в S&P.

Получается замкнутый круг: чем меньше инвестрасходы бюджета, тем апатичнее экономика, тем меньше доходы бюджета, и инвестрасходы снова надо сокращать. «Долгосрочные перспективы для российской экономики остаются неопределенными», — пишут Гилл и Штукенброк.

С введением реформы ЕСН правительство рассчитывает на 100%-ную собираемость страховых взносов, реалистичнее ожидать 50-70%, считает Юлия Цепляева из Merrill Lynch. В итоге на трансферты в ПФР за три года потребуется на 550,1 млрд руб. больше, чем планирует правительство (7,57 трлн руб. против 7,02 трлн), и расходы только на пенсионное обеспечение возрастут с 2% ВВП в 2009 г. до 4,6% в 2012-м, посчитала Цепляева.

Смещение фокуса бюджетной политики с инвестрасходов, как в 2005-2008 гг., на соцподдержку сохранится несколько лет, обеспечив бюджету хронический дефицит в 3-4% ВВП даже при цене барреля нефти в $70, считает Цепляева. Анонсированные грандиозные инфраструктурные планы будут отложены. Необходимость финансирования огромных соцрасходов может за 10 лет увеличить госдолг с 5,7% до 45% ВВП, и около трети всех бюджетных доходов ежегодно будут тратиться на пенсии и обслуживание долга. Вероятно, часть бремени по соцобязательствам придется перенести на частный сектор или граждан, полагает Цепляева.

Правительство будет вынуждено пойти по пути снижения расходов для сбалансированности бюджета, думает Евгений Гавриленков из «Тройки диалог». Всплеск расходов в конце 2009 г. может привести к скачку курса на 10-15% и создать инфляционный навес. Финансирование дефицита-2010 увеличит рублевую ликвидность на 25%, что снова может дестабилизировать валютный рынок и подстегнуть инфляцию, считает он. Инфляция и ослабление рубля, конечно, увеличат доходы бюджета, но не помогут стимулировать рост экономики и создадут угрозу социальной стабильности, указывает Гавриленков.

Угроза дефицита-2009 в 10% ВВП миновала, он составит чуть более 8% (в законе о бюджете — 8%), сказал вчера министр финансов Алексей Кудрин. План дефицита-2010 в 7,5% ВВП остается неизменным, несмотря на улучшение макропрогноза Минэкономразвития. Планы масштабных займов на 2010 г. тоже пока не меняются, сказал Кудрин, но не исключил, что могут быть скорректированы, если «прогноз будет более позитивным».