Успешно справиться с первоочередными вызовами кризиса, добравшегося до России осенью прошлого года, властям позволили огромные средства национальных фондов, "припасенные" как раз на такой случай. В результате государству удалось быстро "залить огонь" - паники, краха рубля и банковского коллапса удалось избежать, считают экономисты, принимавшие участие в круглом столе "Экспертиза кризиса" в РИА Новости.

По мнению большинства экономистов, уже можно признать, что "дно" кризиса достигнуто, однако на скорое восстановление роста, и тем более возврат к основанной на дешевых кредитах и дорогой нефти экономике рассчитывать не стоит. Поэтому участники обсуждения советуют правительству озаботиться сокращением бюджетных расходов, борьбой с инфляцией, и инвестициями, без которых в России не получится развивать импортозамещающие производства.

  • "На черный день" копили не зря

Первые шаги правительства были грамотными и своевременными, уверен научный руководитель Высшей школы экономики (ВШЭ) Евгений Ясин. Они позволили не допустить паники и развития полномасштабного банковского кризиса, а также обвальной девальвации рубля, однако "цена вопроса" - порядка 200 миллиардов рублей - оказалась высокой.

Руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич со своей стороны полагает, что огромные госвливания в экономику оказались "несопоставимы с результатами".

"За первоочередными последовали следующие меры - государство спасало конкретные компании, в том числе, не имеющие адекватной программы восстановления", - напомнил Ясин.

Цель понятна - не допустить массовой безработицы и социального взрыва. "Но сглаживание социальных последствий противоречит идее сохранения конкурентоспособности предприятий", - заметил Гурвич.

"В результате у банков и компаний появилось чувство безопасности - делай, что хочешь, государство тебя спасет", - говорит главный экономист "Дойче Банка" Ярослав Лисоволик. Это касается всех стран, но России - в большей степени, считает эксперт.

Замдиректора "Центра развития" ВШЭ Валерий Миронов уверен, что в первоочередной поддержке нуждалось именно производство - из-за нехватки средств его остановили, и предприятия начали реализовывать запасы. "Теперь запасы подошли к концу, производство начинает восстанавливаться, пора поддерживать спрос, а у нас деньги кончились", - констатировал эксперт.

Поддержка системообразующих банков отложила их коллапс, но не решила всех имеющихся проблем, отмечает ректор Академии народного хозяйства при правительстве РФ Владимир Мау.

По словам главного экономиста НБ "Траст" Евгения Надоршина, дальнейшее развитие событий показало, что часть мер была недейственной, а некоторые и вовсе оказались ненужными - восстановление происходило в большей степени за счет рыночных факторов, нежели благодаря усилиям властей. "Несогласованность в словах и действиях повлекла за собой вялую реакцию бизнес-сообщества на экономический позитив", - заметил он.

  • Ползем по дну - "неприятно, но привыкаешь"

В целом эксперты полагают, что не стоит ждать быстрого восстановления экономики, несмотря на то, что кризис уже достиг дна. "Мы будем медленно ползти по дну, а сколько это продлится - сказать сложно", - прогнозирует Ясин.

Мировые экономики начали понемногу восстанавливаться - США демонстрируют первые признаки роста, считает Миронов. "Об этом свидетельствуют статданные со снятой сезонностью, а также более чем 20-процентный рост продаж автомобилей", - напомнил он. Лисоволик из "Дойче Банк" в свою очередь отметил позитивные сдвиги и в российской промышленности.

"Жить на дне неприятно, но постепенно привыкаешь", - рассуждает Надоршин. По его словам, предприятия понемногу адаптируются к кризису, получают новые заказы. "Накопленные запасы проедены, теперь началось восстановление производства, но спрос пока падает", - признает экономист.

"Дна" российская экономика достигла еще в мае, третий и четвертый кварталы будут приятнее. Однако это "дно" может оказаться локальным", - предупреждает Надоршин. По мнению Миронова, России следует ждать первых признаков роста промышленности и ВВП только в четвертом квартале текущего года.

Об устойчивой же позитивной динамики экономики можно будет говорить лишь при одновременном росте производства, доходов населения, спроса и кредитования, а до этого еще далеко, заключил Гурвич.

  • Как будем подниматься?

Перезапуска механизма долговой экономики, построенной на продаже сырья и дешевых деньгах из-за рубежа, не будет, уверен председатель совета директоров МДМ-Банка Олег Вьюгин.

"Государство будет возвращать потраченные деньги, а это означает рост налогов для предприятий и населения", - считает Надоршин. По оценке Минфина, в 2010 году только бюджеты регионов получат от индексации некоторых ставок налогов 96,6 миллиарда рублей.

По мнению Ясина, события в мире будет развиваться по L-образному сценарию - "человечеству придется привыкать жить при скромном денежном предложении и дорогих кредитах, а подъем окажется медленным". Рост на 3% в год - норма для развитых стран, считает эксперт.

России придется тяжелее - она до сих пор не избавилась от типичных для нашей страны институциональных проблем и чрезмерной зависимости от сырьевого экспорта, а инфляция по-прежнему высока, считают экономисты.

Главный экономист "Тройки Диалог" Евгений Гавриленков полагает, что 2010 год станет благоприятным, но лишь благодаря эффекту низкой базы этого года. Дальнейшему быстрому росту помешают фундаментальные факторы, в частности, усиление госприсутствия в экономике и субсидирование неэффективных предприятий.

"Хуже, чем в 90-е годы, в России точно не будет", - уверен Ясин, а Мау называет разговоры о дефолте "страшилкой". Да и о девальвации в полном смысле слова говорить сейчас нельзя - Центробанк отказывается от воздействия на курс рубля, проводя трезвую и взвешенную политику, отмечают эксперты.

Участники обсуждения не пришли к единому мнению о судьбе рубля по отношению к доллару. Во втором полугодии следующего года, а то и в конце этого доллар будет стоить 37-38 рублей, прогнозирует Миронов. По мнению Лисоволика, к концу года цена "зеленого" не поднимется выше 32,5 рублей.

Но сами цифры - не главное. "Сегодня доллар может стоить 33 рубля, а завтра, например, 44, - другой вопрос, насколько и как для этого должны измениться экономические факторы", - рассуждает Вьюгин. По его мнению, корпоративные дефолты сейчас не так страшны - частично они уже состоялись, игроки ищут выход.

Риск колебаний нефтяных цен также существует, однако он носит глобальный характер и трудновычислим, считают эксперты. А вот дефицит бюджета-2010 неоправданно велик, и, что самое неприятное, он может стать привычным, как в 90-е годы прошлого века.

Одним из наиболее значимых рисков Гавриленков называет вброс в экономику неизрасходованных средств бюджета, который может произойти ближе к концу текущего года.

  • Эксперты советуют властям

Кризис наглядно продемонстрировал несостоятельность действовавшей в РФ модели роста экономики, а новой модели до сих пор не видно, считает Гурвич из ЭЭГ.

Какие первоочередные меры необходимы сейчас? "Совершенствовать институты - задача долгая, - считает Вьюгин. - Прежде всего необходимо снижать инфляцию и возвращаться к взвешенной макроэкономической политике".

По мнению экспертов, необходимо ограничивать рост бюджетных расходов и относиться к ним более консервативно. Ни в одной развитой экономике до кризиса госрасходы не росли такими темпами, как в России, отмечает Гавриленков. "Как только закончатся резервы, государство и крупные компании выйдут на внешние рынки заимствований, такие деньги найдутся, но вопрос в цене", - предупреждает аналитик, делая вывод, что дорогие займы побудят власть сократить траты.

По мнению Мау, бюджетное стимулирование в его нынешнем виде приводит лишь к росту импорта, и, соответственно, инфляции. Ее необходимо победить, поскольку при нынешней инфляции невозможно нормальное развитие кредитной сферы, а, значит, о скором выходе из кризиса говорить не приходится, считает Ясин.

Важное место в бюджетных расходах должна занимать инвестиционная сфера, отмечают эксперты - без госинвестиций не получится перейти к импортозамещению. Однако в ближайшей перспективе они ожидают продолжения роста затрат на электроэнергию, пенсионных и других социальных выплат, а госинвестиции, напротив, сократятся.

Миронов полагает, что не нужно препятствовать снижению курса рубля - возможно, следует ввести пошлины на ряд импортных товаров, стимулируя при этом потребление отечественных товаров.

Говоря о более отдаленной перспективе, Надоршин предположил, что после кризиса экономическая модель может существенно измениться. "К примеру, ВВП перестанет иметь нынешнее значение, поскольку реально он не имеет отношения к благосостоянию конкретного гражданина", - прогнозирует аналитик.

В целом же эксперты выразили надежду, что "потерянное десятилетие", как это было в Японии после кризиса 90-х годов, когда государство вынуждено было несколько лет подряд закачивать в экономику огромные деньги, и оправилось от кризиса далеко не сразу, в России все-таки не повторится.