Законы об исполнительном производстве еще требуют доработки - Татьяна Игнатьева
© РИА Новости

О том, как кризис сказался на долгах россиян по кредитам и зарплате, почему граждане становятся «невыездными», на каком основании приставы могут арестовать имущество не только должника, но и его близких, а также об «электронизации» работы ведомства в интервью РИА Новости рассказала заместитель директора Федеральной службы судебных приставов (ФССП) России действительный государственный советник юстиции РФ 2-го класса Татьяна Игнатьева. Беседовал Дмитрий Тейбаш.

- Татьяна Павловна, расскажите, пожалуйста, как проходит работа вашей Службы в текущем году, каковы основные задачи и сказался ли как-то пресловутый экономический кризис на показателях работы вашего ведомства?

- В текущем году нам удалось обеспечить рост основных показателей и наладить эффективное управление территориальными органами, повысилась ответственность приставов всех уровней за ту работу, которую они выполняют в соответствии с возложенным функциями. Этому способствовала и проводимая организационно-методическая работа – она была необходима, поскольку вступила в силу (с 1 февраля 2008 года - прим. авт.) новая редакция закона «Об исполнительном производстве». Эффективно применяются новые подходы, различные методы работы с должниками, проводится разъяснительная работа среди населения с помощью СМИ, с привлечением некоммерческих и религиозных организаций, общественности – для того, чтобы исполнение судебных решений и актов уполномоченных органов стало нормой поведения. Это те шаги по созданию правового государства, которые намечены и проводятся руководством страны.

Мы применяем такие методы, как оказание должнику помощи в трудоустройстве, если он не может выплатить долг, потеряв работу из-за кризиса. Проводятся рабочие встречи с представителями государственной власти, также на всех уровнях.

В 2009 году проводилась работа по оптимизации деятельности судебных приставов-исполнителей. В результате, в том числе, некоторого увеличения штатной численности, решения вопросов технического оснащения, информатизации процессов исполнения судебных и иных решений фактическим исполнением у нас исполнено сейчас 70% с лишним судебных решений и более 85% актов иных уполномоченных органов. Если сравнить эти цифры, например, с прошлым годом, то тогда у нас фактическим исполнением было окончено 63,9% судебных актов и 79% с небольшим актов иных уполномоченных органов. То есть прогресс налицо.

Теперь об экономическом кризисе… У нас, конечно, выросло количество исполнительных производств о взыскании денежных средств в пользу кредитных организаций. За 5 месяцев этого года общая сумма по взысканию денежных средств и с юридических, и с физических лиц составила более 180 миллиардов рублей. В отношении тех должников, которые являются физическими лицами, всего окончено и прекращено с января по май этого года 207 тысяч 530 исполнительных производств и взыскано 4,4 миллиарда рублей. Я приведу еще одну цифру, которая показательна: только за май 2009 года фактическим исполнением окончено более 21 тысячи исполнительных производств по физическим лицам на сумму 1 миллиард рублей.

По результатам проверки сообщений о преступлениях в ходе исполнительных действий возбуждено 215 уголовных дел по статье 177 УК РФ (уклонение от уплаты кредиторской задолженности), а также совместно с дознавателями выявлено 159 преступлений по статье 312 (незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации) УК РФ и 62 преступления по статье 315 (неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта) УК РФ. Это то, что касается кредитных организаций.

Мы все говорим, что финансовый кризис связан с ростом безработицы и, в общем-то, нам приходится констатировать, что у нас увеличилось количество исполнительных производств, связанных с взысканием заработной платы. За 5 месяцев этого года территориальными органами возбуждено 337 с лишним тысяч исполнительных производств по взысканию задолженности по зарплате. С учетом остатка прошлого года общее их количество составляет более 400 тысяч документов на сумму 9 с лишним миллиардов рублей. В 2008 году эта сумма была 4,2 миллиарда рублей. Это более чем в два раза. Окончено и прекращено с января по май 2009 года 250 тысяч исполнительных производств на сумму 3,9 миллиарда рублей. Это больше чем на миллиард превышает сумму прошлого года. По данной категории дел произведено свыше двух тысяч арестов имущества должников-организаций.

Мы проводим рабочие встречи с губернаторами, участвуем в различных консультативных органах, созданных при субъектах РФ для того, чтобы совместно этот вопрос решать. Так, у нас на контроле в Центральном аппарате находились исполнительные производства по известному юридическому лицу «Алтайский трактор» по взысканию задолженности по заработной плате. В Иркутске, в Приморском крае по «Русскому вольфраму» - все эти производства находились на контроле, буквально ежедневно поступала информация об их ходе, и на сегодняшний день благодаря совместным усилиям наших сотрудников, представителей органов государственной власти субъектов и собственников на большинстве этих предприятий долги по заработной плате погашены.

То есть мы ни в коем случае не опускаем руки, а пытаемся применить все возможные способы, чтобы людям выплатили зарплату. И если говорить о наших законодательных инициативах, то мы сейчас рассматриваем вопрос о проработке законодательного механизма защиты работников предприятия в тех случаях, когда предприятие вступает в стадию банкротства. У нас есть определенные возможности, и сейчас мы в Центральном аппарате разрабатываем еще более действенный способ защиты людей при вопросах получения заработной платы на всех стадиях исполнительного производства о банкротстве предприятия. Когда наши проекты будут оформлены, подготовлены, мы будем готовы с вами поделиться этой информацией.

- Каковы ваши прогнозы по кредитам, по принудительной выплате заработной платы на оставшийся период 2009 года?

- С учетом повышения уровня контроля субъектов РФ за этими процессами я думаю, что тенденция к требованию фактического взыскания заработной платы будет улучшаться. По кредитам у нас действует рабочая группа с представителями банковского сообщества, решаются вопросы реализации заложенного имущества как мера обеспечительного характера и, на мой взгляд, понимание в этом вопросе есть, оно постепенно приходит. Например, по Санкт-Петербургу сложилась позитивная практика, есть хорошие проценты возвращения кредитов за счет реализации заложенного имущества. Я думаю, что к концу года ситуация стабилизируется и мы выйдем на среднюю цифру по этим исполнительным производствам.

- Новой редакции закона «Об исполнительном производстве» - одного из основных законов, который регламентирует деятельность вашей службы, - исполнилось чуть больше года. По вашему мнению, какие его новые положения себя оправдали, а какие требуют доработки - учитывая, что там много нововведений, по сравнению с предыдущей редакцией?

- Закон существенно расширил полномочия судебного пристава-исполнителя - в частности, пристав был наделен такими правами, как реализация арестованного имущества в соответствующем порядке, обращение взыскания на имущественные права должника, обращение в регистрирующий орган для проведения государственной регистрации права собственности должника на это имущество. Введены нормы о полномочии судебного пристава на приостановление полностью или частично исполнительных производств. Впервые детализирован и регламентирован подробно механизм наложения взыскания на определенные виды имущества – такие, как паи, акции, дебиторская задолженность, установлен порядок продажи этих активов.

В целом, положения закона себя оправдали: удалось повысить эффективность работы, повлиять на прозрачность исполнения судебных и иных актов, повысить требования к законности их исполнения. В законе закреплено и ранее определенное только федеральным законом «О порядке въезда и выезда граждан за пределы РФ» положение о временном ограничении права граждан на выезд из страны в случае уклонения от исполнения обязательств, возложенных на них судом, – до исполнения этих обязательств либо до достижения соглашения между сторонами. Это касается также иностранных граждан и лиц без гражданства. Более того, предусмотрена возможность в судебном порядке введения таких ограничений в случае исполнения постановлений других уполномоченных органов. Если по судебным актам это компетенция судебного пристава-исполнителя, то по исполнению актов иных уполномоченных органов – это возможность наложения таких ограничений судом.

Я вам должна сказать, что эта мера (временное ограничение выезда - прим. авт.) имеет сильное превентивное значение. Конечно, все государства обеспечивают исполнение собственных судебных решений путем введения каких-то ограничений для своих граждан. И норма нашего закона не является каким-то новшеством в мировой практике. Если мы возьмем международные правовые документы и конкретно Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, то она предполагает, что государство в целях национальной безопасности, общественного спокойствия, для обеспечения общественного порядка и для защиты прав и свобод других лиц обладает правом вводить ограничения на свободу передвижения.

К сожалению, до сих пор не утихают споры о том, что это ограничение конституционных прав граждан. Я должна напомнить, что Конституция РФ предусматривает возможность ограничения прав граждан, в том числе и данного права, - естественно, с соблюдением остальных законодательно регулируемых требований. Когда мы говорим о правах должника, мы ни в коей мере не должны забывать, что на другой стороне есть взыскатель – потерпевшая сторона, которая от действий должника понесла какие-то материальные, моральные и иные страдания, или иной ущерб. Поэтому в целях исполнения судебных решений, актов иных уполномоченных органов такая возможность и была введена этим законом.

Несколько примеров. По первому кварталу было вынесено свыше 45 тысяч временных ограничений на выезд, в результате должники оплатили свыше 452 миллионов рублей, в том числе только по алиментам свыше 17 миллионов. Это действенная мера, как показывает практика. Но наиболее действенна эта мера в отношении тех должников, которые всеми способами скрывают свои реальные доходы и имущество. Когда они показывают формально 3,5 или 10 тысяч рублей доход, при этом покупают путевки на Канары, в ЮАР, Австралию – эта мера существенно повышает процент фактического исполнения судебных решений.

Для оперативного устранения нарушений законодательства нашими работниками закон ввел возможность подачи жалобы в порядке подчиненности. То есть закон впервые предусмотрел возможность обжалования действия или бездействия судебных приставов-исполнителей старшему судебном приставу, главному судебному приставу субъекта РФ – вплоть до главного судебного пристава России. При этом я должна сказать, что это ни в коей мере не устраняет возможность обжалования этих же действий в суде - введение нового института является дополнительным инструментом урегулирования споров и направлено на уменьшение количества обращений в суд.

По нашему мнению, все законодательство об исполнительном производстве требует доработки с учетом той практики, которая уже складывается в течение полутора лет с момента вступления в силу новой редакции закона - в части, касающейся процессуального урегулирования действий судебных приставов-исполнителей.

На наш взгляд, необходимы изменения и в другие акты: чтобы подход был комплексным, касался и косвенных причин, которые могут влиять на исполнение судебных решений, нельзя замыкаться на одном законе.

Если, например, мы говорим об алиментных обязательствах, то на сегодняшний день, и это поддержано депутатами Госдумы РФ, правильно закрепить в законе «О минимальном размере оплаты труда» норму о том, что алименты, а не только зарплата должны рассчитываться исходя из того минимума, который установлен в этом законе. То есть на сегодняшний день это 4330 рублей, а не от 100 рублей. Вот в таком комплексном подходе мы и нуждаемся.

Или, например, вопросы об уголовно-процессуальном законодательстве. Мы, например, считаем, что при рассмотрении вопросов об условно-досрочном освобождении в обязательном порядке должно быть учтено, возместил ли осужденный потерпевшему материальный ущерб. Мы начинаем забывать, что основное усилие государства должно быть направлено на защиту потерпевшей стороны. Поэтому мы предлагаем и в эти законодательные акты внести изменения, не только в наш закон.

- Закон предусматривает, что судебный пристав может сам проводить принудительную регистрацию и запрашивать у банков информацию о счете физических и юридических лиц. Насколько вам идут на встречу регистрационные органы, сами банки, которые должны предоставлять информацию, – нет ли каких-то проблем в вашем взаимодействии?

- Во-первых, пристав имеет право сам предоставить документы на регистрацию, если должник от нее уклоняется. И хотят этого регистрационные органы или нет, они обязаны будут принять документы. Но и судебный пристав должен понимать, что есть определенный порядок, поэтому он изучает, какие документы он должен предоставить.

К вопросу о банковской тайне. Дело в том, что закон содержит обязательное ко всем органам, организациям, должностным и физическим лицам требование по предоставлению нам информации в рамках исполнительного производства. Это сегодня касается и банковской тайны – информации о вкладах, счетах и так далее. У нас на сегодняшний день недопонимания нет. Конечно, мы пытаемся совершенствовать наше взаимодействие, но споры о том, что банки не должны предоставлять нам информацию, уже окончились.

Я думаю, что вопрос взаимодействия имеет для нас реальное значение - мы не работаем в безвоздушном пространстве, координация органов, которые так или иначе затрагивают исполнительное производство, имеет принципиальное значение. Например, это вопросы взаимодействия с МЧС при исполнении решений судов об административном приостановлении деятельности юридического лица. Это, например, взаимодействие с Пограничной службой при реализации временного ограничения права на выезд. Это очень тесное взаимодействие с ФНС, в том числе по получению информации о юридических и физических лицах, по взаимным сверкам. Это взаимодействие с ГИБДД по розыску транспорта - у нас есть полномочия по розыску имущества должника. Это взаимодействие с Таможенной службой и с ФМС, в том числе по исполнению их постановлений, по обмену информацией. Поэтому и банковские и кредитные организации, и Росреестр – это тоже часть организаций, с которыми мы сотрудничаем.

На мой взгляд, все органы государственной власти – как федеральные, так и на уровне субъектов должны взаимодействовать очень четко. Это наша обязанность, потому что мы не можем своей работой препятствовать реальному исполнению судебных решений. Если у нас плохое взаимодействие, мы делаем взыскателей его заложниками. А такого не должно быть, поэтому политика службы направлена на подписание реальных соглашений с этими органами, на детализацию нашего взаимодействия, ускорение процессов обмена информацией и, в общем-то, на конструктивное сорудничество в рамках предоставленных полномочий. Нам пока это удается, мы расширяем взаимодействие, и в планах у нас подписание соглашений и с Федеральной службой исполнения наказаний, и с МЧС, и с органами Госкомитета по Росрыболовству, Росприроднадзором…

- Соглашение с Росрыболовством – что это? Вы имеете в виду возможность введения запрета на получение лицензии на рыбалку?

- Это достаточно узкое понимание… На мой взгляд, аналогом ограничению определенных прав должников - например, выезда за границу – может быть ограничение иных прав граждан для их побуждения к исполнению судебных решений. Действительно, предложения о законодательном закреплении временного ограничения специальных прав должника – разрешения, лицензии, которые выдаются уполномоченными органами, – разрабатываются. Это касается и водительских прав, и лицензий на охоту, и иных разрешений, которые может иметь должник. Все эти предложения находятся в стадии подготовки законопроекта и готовятся к внесению в Госдуму РФ. Это очень эффективная профилактическая мера. Если, например, должник не может расплатиться с долгами, а ездит на «Порше Кайен», который на него не зарегистрирован, то при введении ограничения на использование водительских прав он не сможет этого сделать.

- Вы, в частности, предлагаете арестовывать имущество третьих лиц – родственников, знакомых должника, чтобы этого избежать. Насколько я понимаю, эта мера уже используется. Планируется применять ее еще шире?

- Тут нужно различать имущественные права самого должника и имущество, находящееся в собственности у третьих лиц. Имущественное право, например, - это право аренды, которое у вас есть. В соответствие с гражданским законодательством, имущественные права приравниваются к имуществу, и на них точно так же накладывается арест. Если, например, вы арендодатель, то наложение ареста на ваше имущественное право на получение арендной платы приведет к тому, что деньги, которые вы получаете от аренды, пойдут на депозитный счет приставов для того, чтобы рассчитаться с долгами. Это имущественные права. То же самое, например, и в отношении договоров о предоставлении услуг операторов связи. Деньги есть на счету, должник исполнять судебное решение не хочет, а мобильным телефоном хочет пользоваться...

Второй вариант – это обращение взыскания на имущество, находящееся у третьих лиц. Во-первых, просто так хватать это имущество никто не будет. Речь идет о притворных и мнимых сделках, когда с целью увода имущества от ареста и наложения взыскания на него должник формально оформляет, например, автотранспорт на третьих лиц. При этом он как пользовался им, так и пользуется. В этом случае налагается арест и, естественно, в соответствии с процессуальным законодательством сделка может быть признана мнимой, притворной, в зависимости от обстоятельств и по решению суда.

Есть еще случаи, и это уже давняя практика, когда, например, после постановления об аресте супруги срочно составляют брачный договор, где определяют, какое имущество к кому относится. Договор может быть оспорен в суде, где пристав уже доказывает, что это фиктивный договор, созданный, чтобы увести имущество от ареста. Супруг также может обжаловать действия пристава при аресте имущества с тем, чтобы доказать, что часть внесенного в опись имущества принадлежит ему. Любые действия, а также бездействия – если судебный пристав что-либо не выполняет, тоже, я это подчеркиваю, - могут быть обжалованы в судебном порядке. С точки зрения проверки наших действий механизмов очень много.

- Одним из новшеств все того же закона «Об исполнительном производстве» было требование о немедленном восстановлении на прежней работе или в прежней должности. Скажите, часто судебным приставам приходится сталкиваться с такими делами, особенно сейчас, при массовых увольнениях в период кризиса?

- Такие документы подлежат немедленному исполнению, а к новшествам относится конкретное определение сроков восстановления на работе незаконно уволенного – не позднее первого рабочего дня после дня поступления исполнительного документа. Они и раньше были, но детализация сроков до дня стала новшеством законодательства. Эта категория исполнительных документов является одной из наименее значимых по количеству – менее 1% от всех поступающих на исполнение.

- Ранее представители ФССП упоминали о возможном введении такой меры, как списание средств с банковских счетов должников через банкоматы. Речь идет о принудительном списании или об упрощении должнику процедуры оплаты долга?

- Во-первых, зачастую должники становятся недобросовестными не потому, что они такие по природе, а потому что у них просто нет времени оплатить – работают поздно, банки закрыты и так далее. В большинстве территориальных органов все приглашения о сотрудничестве, в том числе и с банками, направлены на то, чтобы облегчить оплату долгов. Во многих регионах при содействии банков установлены платежные терминалы. Это ни в коем случае не говорит о том, что мы принудительно списываем с карточки деньги. Это возможность оплатить непосредственно с банковской карты свои долги.

Есть еще такой пилотный проект – привлечение нашей Службы к системе платежей «Город». В некоторых, особенно в крупных городах через банкоматы, электронные терминалы, Интернет, с мобильных телефонов используется возможность оплаты и информация о том, что оплата прошла, в автоматическом режиме отражается в нашем электронном реестре, который создается в территориальных органах.

Еще в некоторых регионах, в том числе, если не ошибаюсь, в Петербурге разрабатывается программа, когда система может работать в режиме электронного информационного киоска – человек вносит свою фамилию, ИНН скорее всего, и высвечивается информация, должник он или нет. Вся информация носит конфиденциальный характер, и мы, являясь носителями этих данных, обеспечиваем ее защиту. При этом если, например, гражданин алиментщик, то сама информация о том, что он на протяжении десяти лет не платит алименты ребенку не является секретом, поскольку это решение публичное. А вот другие данные – о месте жительства, номере паспорта, конечно, это конфиденциальная информация, и мы обязаны защитить ее от посторонних. Поэтому когда мы говорим о терминалах, об информационных киосках, мы, естественно, имеем в виду, что это защищенная информация.

- А деньги куда будут переводиться – напрямую взыскателям?

- На депозитный счет приставов. Можно оплачивать и непосредственно, но при этом учет будет вестись по-другому - ведь это не добровольное исполнение.

- Когда вы планируете начать массово использовать эти банкоматы и терминалы?

- Во-первых, это зависит от субъекта, где работают наши территориальные органы – где-то это просто система платежей, где-то система «Город». Зависит это и от потребностей, и от возможностей, и наших в том числе. В Санкт-Петербурге, в Челябинске, в Сибири у нас есть такие регионы, где это используется довольно широко. Конечно, оптимально, если это система «Город», когда человек может по всем своим долгам, начиная от ЖКХ и налогов, залезть в информационный киоск и тут же все оплатить. В идеале, она должна быть по всей стране, но уже хорошо, что мы об этом говорим, и она на практике уже используется. Мы приветствуем любые формы упрощенной оплаты долга, где это возможно, и везде, на всевозможных коллегиях, совещаниях в регионах предлагаем эти способы оплаты долга.

- Директор ФССП Артур Олегович Парфенчиков, выступая недавно в Совете Федерации, предложил предоставить судебным приставам право самим реализовывать малоценное имущество должников. Оценкой такого имущества вы уже занимаетесь, а как чисто с практической точки зрения будет происходить реализация? Каким будет механизм?

- Реализация арестованного имущества относится к полномочиям Службы судебных приставов в соответствии с Указом президента РФ от 13 октября 2004 года. На сегодняшний день реализация арестованного имущества осуществляется уполномоченным органом - Федеральным агентством по управлению федеральным имуществом. Мы предлагаем, во-первых, передать эти функции нам, в соответствии с Указом президента. Но никто не говорит о том, что пристав будет стоять на рынке и торговать арестованным имуществом. Мы предлагаем передать нам право на конкурсной основе выбирать специализированные организации (которые будут заниматься продажей имущества – прим. авт.). И самое главное, осуществление контроля за их деятельностью.

Мы кровно заинтересованы в том, чтобы по максимальной цене в скорейшие сроки было реализовано арестованное имущество, потому что конечная цель этого – исполнение исполнительного документа. Но при этом мы не должны забывать, что иногда арестовывается малоценное имущество, потому что другого у должника нет. И сумма долга невелика, и его можно закрыть только путем реализации этого имущества. Если это где-то в отдаленных районах Сибири, на Дальнем Востоке, мы считаем, оно должно реализовываться прямо на месте, где арестовали, там раскупят и старые телевизоры, и чайники, и другую технику… Но для этого нужно упростить саму процедуру реализации.

Да, мы предлагаем ввести процедуру реализации малоценного имущества не самими приставами, а через отобранную специализированную организацию, но сроки сократить, обеспечить размещение информации о таких торгах, упростить порядок регистрации и допуска претендентов к торгам, внесение задатка – эти процедуры мы предлагаем для малоценного имущества упростить. При этом, естественно, мы не хотим менять вопрос обязательной оценки недвижимого имущества, иного ценного имущества, как сейчас есть в законе, и для них, конечно, оставить тот порядок, который существует.

На наш взгляд, более приемлемо даже реализовывать имущество на электронных торгах. Во-первых, увеличится прозрачность реализации, что немаловажно, во-вторых, практика показывает, что при электронных торгах увеличивается в разы цена реализуемого, что тоже немаловажно.

- То есть электронные торги себя зарекомендовали с положительной стороны?

- Те пилотные проекты, которые существовали – да, они себя хорошо зарекомендовали, поэтому мы считаем, что эту практику надо развивать и поддерживать. Мы считаем, что малоценку надо упростить, а все остальное - в век информатизации надо использовать электронные площадки. Если уж мы говорим, что боремся с коррупцией, то один из способов борьбы – это организация электронных торгов с обезличенными покупателями. Естественно, с защитой информации, данных, с использованием цифровой подписи и так далее.

- А что будет относиться к малоценному имуществу по стоимости? До 30 тысяч рублей?

- Мы пока ориентируемся на такую сумму. Речь, между тем, не идет о каком-то неликвиде.

- Известно, что ваша служба немало уделяет внимания электронизации своей работы – в частности, переходу на электронный документооборот. Как вы планируете развиваться в этом направлении – может быть, уже есть какие-то новые идеи…

- Идей множество… Самое главное, что приставу-исполнителю необходима информация о должниках, включая сведения об их местонахождении, работе, имущественном положении, которыми располагают контролирующие, регистрирующие органы. Полное, точное, своевременное исполнение документа зависит не только от количества информации, но и от скорости ее получения. Наиболее эффективным способом получения информации в минимальные сроки, конечно, является применение информационных технологий и средств связи. В этой связи мы заключаем соглашения об электронном обмене информацией, доступах в определенные базы – естественно, в рамках действующего законодательства.

Вообще, честно говоря, мы хотим создать единую систему контроля исполнительных производств в целом по России – связать Центральный аппарат с территориальными органами, и мы очень рады, что на сегодняшний день органы государственной власти РФ тоже пришли к необходимости создания единой телекоммуникационной сети, в которой будет доступ до баз всех федеральных органов – хотя, естественно, кто угодно по ней лазать не будет. Мы выстраиваем свою собственную сеть – эта работа только началась, но уже сейчас вы можете ознакомиться, например, с данными по арестованному имуществу.

В индивидуальном порядке мы обмениваемся информацией с Пенсионным фондом, с Налоговой службой, с Пограничной службой, с МВД и так далее. Если то, что было озвучено правительством, – создание единой системы, в которую были бы допущены органы государственной власти, – будет продолжено и реализовано, то мы движемся в одном направлении.

Мы сегодня технически оснащаем рабочее место судебного пристава-исполнителя, совершенствуем и модернизируем наш сайт – к 1 августа, надеемся, заработает у нас Интернет-приемная граждан, куда можно будет обратиться, где будут размещены наиболее часто повторяющиеся вопросы уже с ответами – не нужно будет звонить, писать – можно будет просто зайти на сайт и сразу получить ответ. Писать и подавать жалобы можно уже и сейчас. Более того, мы хотим, чтобы эта информация, поступая к нам в автоматическом режиме, – например, если это касается приставов в регионах, - поступала бы и к ним. Мы хотим создать систему, при которой, например, руководство сможет контролировать или посмотреть любое производство, которое находится в любом территориальном подразделении службы – это ускоряет возможность осуществления контрольных мероприятий Центральным аппаратом и уменьшает бумагооборот.

Мы также используем такие способы оповещения должников как автодозвон и смс-сообщения путем заключения соответствующих соглашений с операторами связи.

- Как насчет социальных сетей?

- Это вопрос розыска должников. Вы понимаете, нельзя же просто выполнять свои обязанности, это же и творческая работа. Есть меры, с помощью которых мы можем найти должника – например, использование социальных сетей. Если, например, должник представляется нам «гол как сокол», а на своей страничке где-нибудь «ВКонтакте» или в «Одноклассниках» он в роскошном особняке и на машине – понятно, что это от нас скрывается информация. Опять же, мы за язык не тянули, мы же не влезли в какой-то личный паролевый сайт или страничку – это он сам же о себе сообщил народу и нам в том числе, поэтому, естественно, мы используем и эту возможность получения информации о должниках. То есть цель, поставленная государством, которое установило и законодательно закрепило функцию принудительного исполнения судебных решений и решений других уполномоченных органов за ФССП России, исполняется, в том числе таким способом. При этом никто не исключает возможности добровольного исполнения обязательств.

- А что с базой данных МВД – если я не ошибаюсь, сначала вам разрешили их использовать, а потом закрыли доступ?

- Мы налаживаем это взаимодействие. Есть, конечно, какие-то определенные варианты... Что-то мы действительно не можем получить ввиду специфики работы МВД, что-то мы получаем. Это вопрос работы и дальнейшего совершенствования механизма взаимодействия, в том числе и органов внутренних дел. Конечно, вопросы есть – в том числе по совершенствованию закона «О милиции», внутриведомственных инструкций и постановлений правительства, регулирующих эти вопросы. И мы тоже без внимания эти вопросы не оставляем – предлагаем свое нормативное регулирование, конкретные инструкции по розыску имущества - мы сейчас согласуем их с органами внутренних дел, Федеральной миграционной службой. Эта работа продолжается постоянно.