Турция может отказаться от доллара в расчетах с Россией, Ираном и Ираком. Об этом заявил заместитель председателя турецкой партии «Родина», руководитель отдела экономической политики Хакан Топкурулу. Аналитики уверены, что вместо доллара валютой для расчетов между Россией и Турцией может стать российский рубль, так как из-за инфляции турецкая лира слаба, а политическое напряжение в стране довольно сильное. Партия «Родина» считает, что стране необходим обмен товарами с поставщиками энергоресурсов — Россией, Ираном и Ираком. По данным политика, потребность Турции в иностранной валюте в прошлом году составила $48 млрд, а за энергоносители было заплачено $50 млрд. Подробности — в материале «Известий».

Рубли вместо долларов

Такое решение возможно и легко реализуемо, уверен директор департамента корпоративных финансов ИК «ИВА Партнерс» Артем Тузов.

— Оплата экспорта газа осуществляется через Газпромбанк, который уже имеет готовый механизм расчетов в рублях. Главное, чтобы обе стороны сделки были в этом заинтересованы. Учитывая высокую инфляцию в Турции, получать оплату в лирах смысла не имеет, — пояснил финансист.

Управляющий партнер аналитического агентства «ВМТ Консалт» Екатерина Косарева также считает, что возможной альтернативной валютой для расчетов может стать российский рубль.

— Призыв турецкого политика отказаться от использования доллара в торговле с Россией отражает стремление диверсифицировать валютные связи и уменьшить зависимость от доллара. Теоретически это возможно, особенно в ситуации, когда обе страны имеют значительный объем торговых операций. Однако внедрение новых механизмов расчетов и переход к другой валюте в трейдинге между Турцией и Россией потребуют дополнительных усилий и согласования, — отметила она.

По словам эксперта, выбор валюты будет зависеть от множества факторов, таких как стабильность валюты, ликвидность и другие экономические обстоятельства.

Есть и другие последствия, предупреждает аналитик ФГ «Финам» Александр Потавин.

— Чем больше стран будет вести расчеты за поставленный экспорт в рублях, тем слабее будет курс нашей национальной валюты, — поясняет он.

Артем Тузов также уверен, что валютой оплаты станут или рубль, или юань. Хотя в целом механизм оплаты, который используется Газпромбанком для платежей европейских контрагентов, подходит для любой валюты, уточнил он.

В свою очередь, отдельные аналитики считают, что ни рубль, ни лира, ни иранский риал на эту роль не подходят.

В приоритете по-прежнему рубли

— Лира сильно девальвирована, иранский риал также находится в плачевном состоянии. Если мы получим за российский газ лиру, то вернуть ее сможем только тем же туркам, — считает декан факультета «Школа политических исследований» ИОН РАНХиГС Сергей Демиденко.

Эксперт отметил, что Турция, Иран, Ирак и Россия — очень разноукладные экономики. Относительно стабильной и предсказуемой величиной в этой конструкции является только Россия, где есть большой рынок сбыта и возможности для инвестирования. Остальные государства, включая Турцию, — это страны с достаточно нестабильной экономикой.

Наиболее реальной заменой доллару Сергей Демиденко считает юань. Однако переход на юань во взаиморасчетах означает попадание в финансовую и торговую зависимость от Китая. Если Иран, к примеру, эта ситуация полностью устроит (45% иранского импорта идет из Китая, а 55% экспорта — в Китай), то Россия и Турция вряд ли на это пойдут, полагает аналитик.

— Россия — достаточно устойчивая экономика. Мы стараемся диверсифицировать внешнеэкономическую деятельность, активно взаимодействуем со странами Персидского залива, с Индией. Китай — лишь одно из государств, которое мы рассматриваем в качестве партнера. Да, ключевого партнера. Но полностью зависеть от него мы не хотим, — подчеркнул эксперт.

Александр Потавин предполагает, что другие валюты тоже технически реальны в расчетах.

— Поскольку по итогам 2022 года торговый оборот России и Ирана составил лишь $4,9 млрд, а основу двусторонней торговли составляют продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье, то технически возможен переход на оплату в дирхамах ОАЭ или гонконгских долларах, — заявил он.

Стратегическая цель

По словам Артема Тузова, у нашей страны есть стратегическая цель — отказаться от экспорта ресурсов в валютах, отличных от рубля.

— Тут важно не разрушить экономические связи и создать стимулы для такого перехода на оплату рублями. Санкции одновременно разрушают логистику и создают предпосылки к переходу на оплату за рубли. Контрагенты, которые заинтересованы в ресурсах из РФ и не могут заплатить в долларах или евро, готовы искать другие способы и валюты расчетов. Это вопрос времени, — уверен финансист. При этом, по его мнению, торопиться с переходом на 100-процентный экспорт за рубли смысла сейчас нет, поскольку это создаст перекос в торговом балансе РФ.

Россия может предложить Турции нефть, газ и инвестиции в финансовый и энергетический секторы, считает Сергей Демиденко. По его словам, Турция берет на себя функции по параллельному импорту, инвестирование в Россию, поставки продукции легкой промышленности. Поэтому товарооборот между странами будет расти. Продажи с Ираном также будут увеличиваться, но ситуативно, прогнозирует эксперт. По его мнению, Иран может поставлять сельскохозяйственную продукцию, а Россия в свою очередь — промышленные товары.

Неспокойная Турция

Политическое напряжение в Турции может вызвать новые проблемы во взаимоотношениях с Россией и другими странами, уточняет Екатерина Косарева.

— Отношения с Турцией сейчас могут быть сложными и подверженными напряжению. Взаимодействие между странами зависит от политических, экономических и геополитических факторов. Важно сохранять диалог и поиск совместных интересов для поддержания стабильной связи, — отметила аналитик.

Несмотря на периодические негативные новости и разногласия в двусторонних отношениях с Турцией, Россия всё равно считает эту страну одним из наиболее важных партнеров, в том числе с точки зрения торговых отношений, заявила в беседе с «Известиями» сотрудник Центра комплексных международных исследований НИУ ВШЭ Нубара Салман Кызы Кулиева.

По ее данным на 2022 год, Турция входит в топ-3 торговых партнеров России.

— В контексте экономики эти политические моменты отчасти нивелируются. Лидеры обеих стран стремятся к высокому уровню взаимопонимания, терпимо относятся к определенным политическим заявлениям и решениям, которые могут быть критически важны для обеих сторон. Словом, избегают острых углов. Однако в двусторонних отношениях с Турцией всегда присутствуют переговоры и «торг». Нельзя установить одну константу, так как обе стороны стремятся защищать свои национальные интересы, — резюмировала она.