Введение трансграничного углеродного налога в ЕС может привести к снижению российского ВВП на 0,17%, считают эксперты НИФИ. Больше всего Москва будет платить за поставки в Европу полуфабрикатов из железа и нелегированной стали.

Введение в Евросоюзе трансграничного углеродного налога может привести к снижению российского ВВП на 0,17%, пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на обзор Центра макроэкономических исследований НИФИ Минфина «Пограничная углеродная корректировка ЕС: влияние на страны Евразийского региона».

Это самые высокие потери среди стран Евразийского экономического союза и Узбекистана. По оценкам экспертов, ВВП Казахстана, Армении и Узбекистана уменьшится на 0,01%, а Белоруссии — на 0,03%.

Потери, по прогнозу НИФИ, произойдут с момента взимания налога, что, согласно текущему плану, должно начаться с 2026 года. Компании начнут выплачивать налог на импорт цемента, электроэнергии, удобрений, алюминия, железа и стали (с 2029 года его могут распространить на химикаты, полимеры, нефтяные продукты). С октября 2023-го до конца 2025 года предусмотрен переходный период, во время которого ЕС будет требовать от компаний лишь предоставления отчетности. В расчете налога будут учитываться прямые выбросы при производстве промежуточной продукции.

Если же Евросоюз утвердит более радикальные меры в этой области, то потери стран будут еще больше, подсчитали в НИФИ: потери России возрастут до 0,47% ВВП, Казахстана — до 0,73%, Белоруссии — до 0,22%, Узбекистана — до 0,11%, Армении — до 0,1%.

Россия будет платить больше всего за поставки в ЕС полуфабрикатов из железа и нелегированной стали (€7,28 млрд), говорится в материале. В Армении наибольшие платежи ожидаются при импорте в Европу алюминиевой фольги (€10 млн), в Белоруссии — электроэнергии (€477,9 млн), в Грузии — нитрата аммония (€113,7 млн), в Казахстане — нефти (€887,3 млн), в Таджикистане — нелегированного алюминия (€10,4 млн), в Узбекистане — полиэтилена (€67,6 млн).

При этом помимо стран ЕС, российская торговля с которыми снижается на фоне санкций и ограничений в логистике, подобные механизмы могут ввести и другие страны — например, Китай. Такой сценарий затронет 2,8% российского экспорта, оценивают эксперты НИФИ на основе данных по взаимной торговле за 2021 год (в них доля Китая во внешней торговле России составляла 13,9%). Если же пограничный налог будет распространен на все товары, которые производятся в секторах, характеризующихся высоким риском углеродной утечки, то этот показатель вырастет до 87,2%.

Отмечается, что даже если страна не будет вводить подобный налог самостоятельно, Китай и другие импортеры могут учитывать нормы европейского регулирования при дальнейшем экспорте готовой продукции в ЕС. В таком случае они могут требовать, чтобы закупаемая российская промежуточная продукция также была «чистой» для снижения суммы налога, уплачиваемого при поставках в Евросоюз.

Ввести углеродный налог в ЕС предложили в 2021 году. Механизм изначально охватывал поставки цемента, электроэнергии, удобрений, черных металлов и алюминия. Исходя из объемов импорта из России в ЕС этих категорий товаров, углеродный сбор потенциально затрагивал российские поставки на сумму почти €7 млрд за 2020 год (около 7% от общего годового импорта товаров из России в Евросоюз), писал РБК.

Однако с учетом предложенных в прошлом году поправок (в частности, введение налога на импорт в ЕС водорода, органических химических соединений, пластмасс и изделий из них) объем импорта из России, подпадающего под механизм, возрос до €8,5 млрд.