Пожилые люди увольняются ради индексации страховых пенсий.

По итогам прошлого года пенсионеров в России существенно поубавилось: неработающих – на 372,3 тысячи человек, работающих – на 600 тысяч. Бросается в глаза ситуация именно со второй категорией: ничего подобного в стране не происходило уже много лет. Эксперты связывают это с двумя основными обстоятельствами – поэтапным повышением пенсионного возраста и все более тягостной неопределенностью в экономике.

По состоянию на 1 января 2023 года общее количество пенсионеров на учете в Социальном фонде России (СФР, образован в результате объединения Пенсионного фонда и Фонда социального страхования) составило 41,78 млн человек. Из них работающих – 7,9 млн. Средняя величина страховой пенсии по старости увеличилась до 20,6 тысяч рублей, то есть, на 14% относительно прошлогоднего показателя.

Разрыв между пенсиями работающих и неработающих пенсионеров достиг почти 6 тысяч рублей (в пользу последних) против 4,4 тысяч год назад, следует из обновленных данных Единой межведомственной информационно-статистической системы (ЕМИСС).

Сокращение числа работающих пенсионеров на 600 тысяч нельзя объяснить только смертностью, пандемией или повышением возраста выхода на заслуженный отдых. Какая-то часть уволилась, чтобы провернуть схему – дождаться после увольнения полноценной индексации своих пенсий и затем вернуться на рабочие места в ином, более защищенном социальном статусе.

Как известно, пенсии работающим пенсионерам не индексируются на размер инфляции, этой категории полагается лишь ежегодная (с 1 августа) прибавка в три пенсионных балла, примерно 250 рублей.

«В том, что в прошлом году сократилось общее количество пенсионеров, нет абсолютно ничего неожиданного, – говорит ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН Сергей Смирнов. – Причина лежит на поверхности – повышение пенсионного возраста в рамках законопроекта 2018 года: не получили государственные трудовые пенсии те граждане, кому выплаты полагались в 2022 году по старому законодательству. Плюс сказалась и смертность, но она не выходит за рамки стандартных значений».

Гораздо важнее ситуация с невиданной убылью работающих пенсионеров. За объяснением здесь тоже далеко ходить не надо: все дело – в общей экономической неопределенности, в падении уровня жизни и реальных доходов. Очень многие решили «уйти в запас», сменить статус и в качестве неработающих пенсионеров получить положенную им по закону индексацию. Причем – за все годы с момента оформления трудовой пенсии по старости, фактически задним числом.

Ну а дальше, рассуждает Смирнов, эти люди будут следить за развитием событий и добиваться, чтобы работодатели взяли их назад. Так что статистический показатель убыли в 600 тысяч человек сам по себе крайне неоднороден, если присмотреться.

«Пенсионная реформа привела в итоге к тому, что на пенсию начинает выходить все меньше граждан, при этом часть потенциальных пенсионеров умирает, так и не достигнув обозначенного законом возраста, – говорит член Совета Конфедерации труда России Павел Кудюкин. – Что касается повышения размера выплат в среднем за год, он не компенсирует реального роста стоимости потребительской корзины пенсионера. Поддерживать прежний уровень потребления невозможно, приходится от чего-то отказываться, в частности, покупать продукты по более низким ценам и соответствующего качества».

Основной болевой точкой российской системы пенсионного обеспечения Кудюкин считает хронический дефицит бюджета Пенсионного фонда, ныне СФР. Эту «кубышку» не получается наполнить за счет стандартных страховых отчислений от фондов заработной платы и выплат по договорам гражданско-правового характера (ГПХ): она в любом случае продолжает зависеть от трансфертов из федерального бюджета. На ситуации сказывается и высокий уровень теневой занятости: слишком много людей в стране не перечисляют ни копейки в государственный пенсионный «котел».  

Что касается ситуации с работающими пенсионерами, которые вынуждены менять свой статус из-за отсутствия индексаций, то эта ситуация по-прежнему кажется экспертам несправедливой. «По тем поправкам, чтобы были приняты более двух лет назад, у нас в Конституции нет разграничения на пенсионеров неработающих и работающих, от зарплаты которых тоже идут отчисления в Соцфонд, – напоминает главный научный сотрудник Института экономики РАН Игорь Николаев. – Хотелось бы, чтобы государство об этом не забывало».