Конституционный суд защитил права кредиторов - представителей бизнеса, которые не могут добиться "субсидиарки", потому что лишены помощи арбитражного управляющего.

Ускользающий долг

ИП взыскал через суд с организации долг в размере более 5 млн руб. Но денег не увидел. Ради получения денег организацию пришлось банкротить, однако производство по делу о банкротстве прекращено из-за отсутствия у нее средств на данную процедуру.

При этом длительное время организация ещё и не подавала отчетность в налоговую и не проводила операции по своим банковским счетам. Поэтому фирма была признана фактически прекратившей деятельность и исключена из ЕГРЮЛ. То есть лицо, с которого надо взыскать долг, исчезло.

ИП снова обратился в арбитражный суд – с тем, чтобы взыскать с бывшего руководителя фирмы долг в порядке субсидиарной ответственности. Суды указали, что ИП обязан доказать наличие оснований для таких претензий, в том числе – умысла либо неосторожности руководителя организации, из-за чего и возникла невозможность исполнения обязательств перед контрагентом. В общем, арбитражная система и Верховный суд ничем предпринимателю не помогли.

Принеси то, не знаю что

Тогда он обратился в Конституционный суд, отметив, что некоторые нормы закона о банкротстве во взаимосвязи с нормами закона об ООО, возлагая на кредитора бремя лишнего доказывания, фактически приводят к уклонению лиц, контролировавших должника, от субсидиарной ответственности в подобных случаях – когда банкротство пришлось прекратить, а организацию исключили из ЕГРЮЛ. Ведь в такой ситуации кредитор не может собрать необходимые доказательства ни самостоятельно, ни при содействии арбитражного управляющего, который не приступил к выполнению своих обязанностей в интересах кредиторов.

КС указал, что в общем и целом норма закона о банкротстве, устанавливающая возможность субсидиарки, может применяться и вне рамок дела о банкротстве. В частности, контролирующее должника лицо несет такую ответственность, если производство по делу о банкротстве прекращено. Привлечению вышеназванных лиц к ответственности не препятствует, в частности, исключение недействующего юрлица из ЕГРЮЛ.

Так что вопрос – в бремени доказывания. И в этом КС согласился с истцом. Логично исходить из предположения о том, что именно бездействие руководства фирмы привело к невозможности исполнения обязательств перед кредитором, пока не доказано иное. КС напомнил об одном из своих предыдущих решений: если фирму, имеющую долги перед физлицами, "закрыли" налоговики, то, решая вопрос о субсидиарке, суды не должны требовать от граждан-кредиторов доказательств вины хозяев "дохлой" фирмы. Теперь же КС не исключает применения такого же подхода к бремени доказывания в случаях, когда кредитором выступает иной субъект.

Крайние однозначно найдены

Сам тот факт, что владельцы не приняли мер для прохождения процедур банкротства, а также – не воспрепятствовали исключению фирмы из ЕГРЮЛ при наличии подтвержденных судебными решениями долгов фирмы свидетельствуют о намеренном пренебрежении контролирующими лицами своими обязанностями. К тому же, в этом свете выглядит намеренной попытка избежать субсидиарной ответственности.

Если банкротство было прекращено, кредитор не получает необходимого ему содействия арбитражного управляющего в защите своих прав. Так, нет возможности получить сведения об имуществе, о сделках, о действиях должника, способные подтвердить недобросовестность или неразумность поведения контролирующих лиц. Сам кредитор не наделён правом направлять обязательные к исполнению запросы различным лицам, госорганам. Нередко кредитор также не в состоянии оценить финансовое состояние должника не только из-за отсутствия необходимой информации, но и по причине нехватки специальных познаний. Как вариант, кредитор теоретически мог бы оплатить процедуры банкротства для того, чтобы обеспечить себе необходимые возможности для формирования доказательственной базы. Однако это может привести к увеличению его имущественных потерь, причем, в довольно значительном размере, при том, что нет гарантии взыскания долга.

Оспариваемые нормы КС все-таки признал соответствующими Конституции, однако указал, что в подобных случаях (банкротство прекращено; фирма исключена из ЕГРЮЛ; долг подтвержден судом) суды должны исходить из того, что виновные действия (бездействие) именно контролирующих лиц привели к невозможности исполнения обязательств перед кредитором, пока на основе фактических обстоятельств дела не доказано иное. Решения по делу истца подлежат пересмотру (постановление от 7.02.2023 N 6-П).