Пандемия стала временным вызовом, но запустила структурные изменения. Решение о снижении ключевой ставки с момента начала пандемии (4.25%, -175 бп с апреля по текущий момент) открыло новую веху монетарной политики в России.

Долгое время, особенно после болезненного шока 2014 года, регулятор демонстрировал поступательную трансформацию процентной стратегии, и только в 2020 году можно констатировать переход к "смотрящей наперед" политике с ростом приоритета инфляции (в противовес приоритета условий финансовой стабильности). Этот тезис придется неоднократно проверить в дальнейшем, но довольно серьезно протестировать предстоит уже 2021 году.

Рост инфляции и инфляционных ожиданий станет вызовом не только для Банка России, но и для населения. Сочетание низких процентных ставок с временным ускорением инфляции, а также временными трудностями в экономике потребуют от населения дальнейшей адаптации бюджетов. В этом процессе в допустимых пределах сохранит свою роль спрос на кредит. Однако сберегательная модель, очевидно, изменила курс в сторону более сложных и рисковых инструментов, удовлетворяющих инфляционным ожиданиям. Подобный поведенческий переход, на более поздних стадиях, может трансформировать потребительскую модель на многие годы вперед.

Валютный рынок: Не только фундаментальные показатели правят бал. Неоднородные внешние факторы динамики рубля стали еще менее однородными. В течение 2020 года мы наблюдали взлеты и падения национальной валюты, однако переход рынка нефти к растущей фазе пока не компенсировал потерь. Объективной причиной для этого остается навес геополитических рисков, в первую очередь, связанных с предстоящей сменой Администрации в США. Кроме того, политические процессы в сопредельных с Россией странах остаются зоной шаткого баланса, и в некоторой мере находятся в зоне неопределенности.

Мы видим 2021-й годом стабилизации и укрепления рубля до 68-70 против доллара США под влиянием более прочных фундаментальных показателей. Здесь стоит отметить потенциальную слабость "негативных" (импорт товаров и услуг, снижение инвестиционных выплат на фоне ухудшения финансовых показателей вследствие пандемии) и усиление "позитивных" (рост доходов от сырьевого и несырьевого экспорта) статей. Тем не менее, навес геополитических рисков сохранит потребность в своевременном хеджировании рисков, а изменившийся вектор доллара США относительно других валют развитых стран, – потребность в подборе сбалансированной корзины валют.