Ключевое значение имеет выбор аудиторской организации участником, желающим проверить состояние фирмы, и его доверие к выбранному аудитору, указал ВС. Закон не ограничивает право участника потребовать проведения аудита, даже если таковой уже проводился.

Один из участников ООО, имеющий 19%-ную долю, обнаружил неточности в очередной годовой отчетности. ООО представляет из себя производственное предприятие – завод, то есть, организация не маленькая.

В итоге назрел корпоративный конфликт – претензии упомянутого участника к действующему руководству фирмы. Упомянутый участник в течение 2022 года несколько раз обращался в организацию с просьбой реализовать свое право инициировать аудит. Напомним, что согласно статье 48 закона об ООО по требованию любого участника может быть проведён аудит, оплачиваемый данным участником, при этом общее собрание вправе впоследствии принять решение возместить данному участнику его расходы.

Руководство организации 4 раза отказало участнику в проведении такого аудита. Тогда участник обратился в суд, где требовал признать действия директора незаконными, но проиграл в трёх инстанциях арбитражной системы. Аудита он требовал за 2021 год и за первый квартал 2022-го. Суды отметили, что аудит за 2021 год в организации уже проводился по решению общего собрания. Что же касается аудита за начало 2022 года, суды пришли к выводу, что аудит может быть проведён только по окончании финансового года.

Участник оказался упорным и обратился в Верховный суд, который опроверг оба этих аргумента. Во-первых, тот факт, что проверка отчётности уже проводилась, не препятствует проаудировать ту же самую отчётность повторно при помощи другой аудиторской организации, в том числе, по требованию участника. Ни этого, ни какого-либо иного основания для отказа участнику в выполнении его требования относительно аудита статья 48 закона об ООО не содержит.

ВС подчеркнул, что участник вправе требовать в качестве аудитора ту организацию, которую он сам и выберет. То есть, ключевое значение имеет не только само по себе наличие заключения по результатам аудита, но и тот факт, что аудит проведёт лицо, которому доверяет участник. Таким образом, аудиторская проверка по требованию участника является формой реализации его права на информацию.

Во-вторых, действующая редакция указанной нормы, действительно, говорит о праве участника затребовать аудит бухгалтерской (финансовой) отчётности, то есть (в общем случае) – за год в целом. Судя по всему, в данной организации не было предусмотрено составление промежуточной бухотчетности (ни в силу требования закона, ни в силу учдоков или решений). Однако редакция статьи 48 закона об ООО, которая действовала в период, когда истец стремился реализовать своё право, не уточняла, что это должен быть аудит именно бухгалтерской (финансовой) отчётности. Речь шла просто об аудите, и согласно прежним выводам Верховного суда, такая аудиторская проверка могла проводиться в том числе и для исследования текущего состояния финансовой сферы организации.

В итоге Верховный суд отменил все решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение (304-ЭС23-17607 по делу А45-25641/2022).