Кассир запустила руку в кассу, но деньги вернула — проценты с нее не получить
© anekdotov.net

Суд не позволил работодателю взыскать проценты, поскольку отношения с работником не гражданско-правовые, а трудовые – в этом случае возмещается лишь прямой действительный ущерб.

Бухгалтер-кассир садоводческого товарищества К., работая по совместительству, относилась к служебной кассе как к собственному кошельку, периодически заимствуя оттуда средства. На момент её увольнения К. задолжала работодателю 821 тысячу рублей, которую "со скрипом" вернула спустя более чем через полгода после ухода. СНТ обратилось в суд, чтобы взыскать с К. проценты за пользование чужими денежными средствами. Процентов которых, по мнению истца, набежало ни много ни мало 154 тысячи рублей.

Суд первой инстанции частично удовлетворил требования истца, взыскав с ответчицы 39 тысяч рублей плюс судебные расходы. Апелляция отменила это решение: в определении от 14.03.2019 по делу № 33-11362/2019 Мосгорсуд указал, что, несмотря на доказанность факта неправомерного удержания ответчицей денег работодателя, прямой действительный ущерб К. возместила полностью, как и предусмотрено нормой статьи 238 ТК (материальная ответственность работника за ущерб, причиненный работодателю).

Поскольку ситуация возникла при наличии трудового, а не гражданско-правового договора, для взыскания процентов за пользование чужими деньгами по норме статьи 395 ГК (ответственность за неисполнение денежного обязательства) в данном случае оснований нет. 

Суды не позволяют работодателям взыскивать с уволенных работников упущенную выгоду — например, взыскать плату за обучение удаётся, а неустойку — нет. Взыскать не удаётся даже убытки, понесённые из-за увода работницей клиентов — в данном случае суды двух инстанций встали на сторону работодателя, но ВС применил всё ту же 238-ю статью: непрямой ущерб не возмещается.