Суды не против "своих" посредников, аккумулирующих услуги, приобретаемые у ряда ИП

ООО «А», применявшее общую систему налогообложения, занималось перевозкой грузов и приобретало транспортные услуги у ООО «Б» и «С», также на ОСН.

По результатам выездной проверки ИФНС доначислила НДС, пени и штраф. Контрагенты имеют множество признаков номинальных структур и подконтрольны налогоплательщику. Их вовлечение в схему прямых отношений между ООО «А» и реальными перевозчиками – предпринимателями, применявшими спецрежимы – направлено лишь на возмещение НДС, решила налоговая. Выявлено отсутствие у контрагентов иных заказчиков, равно как и ресурсов, необходимых для выполнения перевозок, а отчетность налогоплательщика и контрагентов направлялась с одного компьютера. Предприниматели – непосредственные исполнители – пояснили, что договоры между ними и спорными контрагентами заключались в офисе налогоплательщика. При этом перечисленные в адрес контрагентов денежные средства обналичивались, в том числе через карточный счет П. – родственницы директора ООО «А».

Суды трех инстанций (дело № А47-13446/2017) отменили решение инспекции, поскольку истец является крупной транспортной компанией, оказывает услуги множеству фирм, следовательно, нуждается не только в собственных транспортных средствах, но и в привлеченных. Для исключения риска неисполнения договоров компания была заинтересована в приобретении транспортных услуг у наименьшего количества контрагентов. Таким образом, компания использовала не запрещенную схему привлечения перевозчиков через контрагентов-посредников.

Директора контрагентов подтвердили руководство компаниями и их направленность на обслуживание нужд налогоплательщика. Реальность сделок подтверждена показаниями работников истца, в том числе главного инженера и бухгалтера.

Суды отклонили довод налоговой о транзитном характере движения денег по расчетным счетам контрагентов, поскольку большая их часть перечислена предпринимателям, в том числе родственнице директора налогоплательщика, которая владела транспортным средством и оказывала услуги перевозки.

Суды признали, что отсутствие у контрагентов собственных транспортных средств и персонала не доказывает их номинальность и невозможность исполнения договоров. «Возложив бремя поиска перевозчиков и заключения соответствующих договоров с ними на контрагентов, общество оптимизировало сопутствующие затраты временных, трудовых и материальных ресурсов», – решили суды (постановление кассации Ф09-6766/2018 от 13.11.2018 ).