Поочередное ведение деятельности компаниями группы указало на дробление бизнеса
© anekdotov.net

ООО «П» занималось продажей продукции по маркой Б и применяло УСН. Основными покупателями являлись ООО «Т» и ООО «Т+», также применяющие упрощеную систему с объектом обложения доходы минус расходы.

По результатам выездной проверки ИФНС указала на создание фиктивного документооборота в отсутствие деятельности по реализации товаров подконтрольными фирмами в целях сохранения права на УСН. Установлено, что компании располагались по одному юрадресу, имели расчетные счета в одном и том же банке, пользовались одними IP-адресами. Право первой подписи документов от имени всех фирм имели одни лица. В заявлении на заключение договора о предоставлении услуг с использованием системы дистанционного банковского обслуживания указано совместное использование компаниями электронного ключа. ООО «Т» и ООО «Т+» формально перераспределяли персонал без изменения их должностных обязанностей, что подтверждается справками 2-НДФЛ, показаниями физлиц. При этом деятельность всех компаний была подконтрольна С. – единому руководителю, который организовывал переводы работников, подписывал договоры о реализации товаров с той фирмой, показатели которой в данный момент времени соответствовали требованиям для применения УСН.

Инспекция объединила доходы компаний и доначислила налоги по общей системе.

Суды трех инстанций (дело № А48-2167/2017) признали законным решение инспекции, согласившись с налоговой, что компании вели свою деятельность поочередно – при приближении размера выручки одной из "технических" фирм к установленному для УСН лимиту деятельность переводилась на вторую компанию.

Суды (постановление кассации Ф10-2644/2018 от 06.08.2018) учли, что товар отгружался ООО «Т» и «Т+» с минимальной наценкой – 2,7-3%, в то время как иным покупателям товар отпускался с наценкой не менее 6% и выше.