Компания применяла УСН с объектом обложения «доходы минус расходы». В ходе выездной проверки ИФНС установила утрату права на применение упрощенной системы с 4 квартала 2013 года, доначислила налоги по общей системе, пени и штрафы. Выяснилось, что с целью недопущения превышения лимита по доходам компания включила в схему реализации продукции зависимое лицо ООО «С». Результатом стало перераспределение доходов и неотражение в учете фактически полученной выручки.

Согласно карточкам счетов 62, 60, актам сверки на конец 2013 года задолженность ООО «С» перед ООО «А» за приобретенную продукцию составила 760 тысяч рублей, задолженность ООО «А» перед ООО «С» – 1,9 млн рублей. Однако взаимозачет на между компаниями не проведен, даже в отношении тех денежных средств, которые уже поступили на счета ООО «С» за реализованную продукцию, изготовленную ООО «А».

ООО «А» настаивает, что дробление бизнеса с целью ухода от налогов в данном случае отсутствует, компании не несут расходов друг за друга, их деятельность носит реальный характер и направлена на получение прибыли.

Суды трех инстанций (дело № А09-8586/2017) признали законным решение инспекции, указав, что компаниями руководит одно лицо, они располагаются по одному адресу и имеют единые телефонные номера, их учет ведет также одно лицо. Численность работников ООО «С» составляла 2 человека – директор и бухгалтер, которые работали по совместительству. Таким образом, правовых препятствий для взаимозачета не было.

Поскольку при УСН датой получения доходов признается день поступления средств, налогоплательщик утратил право на УСН с 4 квартала 2013 года, указали суды (постановление кассации Ф10-2015/2018 от 25.06.2018).