ООО «А» (заказчик) заключило с ООО «К» (исполнитель) договор оказания услуг по исследованию рынка труда, подбору и аренде персонала, тренингу и обучению кадровиков заказчика на тему подбора персонала, поиску региональных представителей для работы с заказчиком. В рамках договора заказчик заявил вычет НДС.

По результатам камеральной проверки налоговая доначислила НДС, пени и штраф, решив, что фактически услуги не приобретались, компания формально оформляла договоры, товарные накладные, акты выполненных работ, счета-фактуры с использованием реквизитов контрагента.

Суд первой инстанции (дело № А65-31041/2017) отменил решение инспекции, прислушавшись к показаниям ряда работников налогоплательщика, которые подтвердили трудоустройство через контрагента.

Апелляция отменила решение суда, указав на отсутствие документов, подтверждающих реальное оказание услуг, в том числе исследование рынка труда, проведение тренингов и обучения.

В суде работники пояснили, что узнали о налогоплательщике из средств массовой информации либо через знакомых, далее созванивались с сотрудниками с ООО «А» и приходили трудоустраиваться. Зарплата выдавалась им на руки в конторе налогоплательщика либо мастерами. При этом данные работники никогда не слышали о существовании контрагента.

В свою очередь, у контрагента отсутствовали расходы на ведение деятельности, уплату налогов, страховых взносов, поскольку фактически услуги не оплачивались. Работники у контрагента также отсутствовали – 2-НДФЛ не представлялись.

Кассация (Ф06-34187/2018 от 21.06.2018) поддержала выводы апелляции, обратив внимание, что в договорах с контрагентом не указана информация о фамилиях, именах, отчествах, ИНН, производственных участках, профессиях, количестве работников. По первичным документам также невозможно идентифицировать объем и вид оказываемых услуг.

Суды обратили внимание, что лица, которые подтвердили трудоустройство через контрагента, не предупреждались об ответственности за дачу ложных показаний.