АО (заказчик) и ООО (подрядчик) заключили договор подряда на выполнение работ по монтажу нескольких модулей оборудования. Готовые модули в декабре 2011 года реализованы ЗАО, которое продало их конечному покупателю.

По результатам выездной проверки ИФНС признала сделку подряда формальной, доначислила НДС, налог на прибыль, пени и штраф. Установлено, что ООО ликвидировано в феврале 2014 года, у контрагента отсутствовали необходимые ресурсы (производственные мощности и работники), а также перечисления денежных средств за субподрядные работы и по договорам гражданско-правового характера. При этом инспекция указала на наличие у налогоплательщика возможности выполнить спорные работы собственными силами – у компании имелся квалифицированный персонал.

Суды трех инстанций (дело № А27-6633/2017) признали законным решение инспекции, указав на территориальную отдаленность подрядчика (Москва) и заказчика (Кемеровская область), отсутствие у контрагента обособленного подразделения на территории Кемеровской области или филиалов. По мнению судов, это обстоятельство ставит под сомнение факт оказания данным контрагентом собственными силами спорных услуг.

Суды (постановление кассации Ф04-2211/2018 от 18.06.2018) также учли разовый характер сделки, несоответствие данных услуг деятельности контрагента, закрепленной в ОКВЭД. К тому же, по первичным документам монтаж произведен с 1 по 25 апреля 2012 года, тогда как готовые модули были доставлены конечному покупателю уже 22 марта. При этом услуги оплачены посредством заключения соглашения о переводе долга, что, по мнению судов, также свидетельствует об использовании особой формы расчетов, не подтверждающей реальность сделки.

Налогоплательщик не представил каких-либо документов в обоснование выбора контрагента с точки зрения его деловой репутации, платежеспособности, коммерческой привлекательности сделки.